Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № № 45 (824)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
История
109 0 (Комментариев)

«Рад, что вы живы и здоровы…»

Александр Олегович Никулин родился и вырос в деревне Потанино. Окончил потанинскую восьмилетнюю школу, затем пашскую среднюю. После школы пошёл в мореходку, хотя хотел стать лётчиком. Окончил радиотехнический факультет Ленинградского мореходного арктического училища, двадцать лет ходил по морям и океанам, был начальником судовой радиостанции.

Сейчас Александр Олегович живёт в Санкт-Петербурге, является генеральным директором ООО «Навтехника», но часто навещает свою малую родину.

Дед Александра Олеговича Михаил Васильевич Никулин родился в 1901 году в Петербурге, получил высшее образование, был коммунистом. Инженер Ждановского завода в Ленинграде, он в начале Великой Отечественной войны ушёл добровольцем на фронт. Жена его Бронислава Яновна (Бронислава Ивановна), полька по происхождению, которую в письмах называет он Бронечкой, с тремя детьми - Ниной, Олегом и Валей - осталась в Ленинграде.

Олег Михайлович рассказывал о себе: «Родился в городе Ленинграде в 1933 году, коренной горожанин, дед и прадед тоже жили в городе. Отец работал инженером на Ждановском заводе. В семье воспитывалось трое детей: старшая сестра, я и младшая сестра.

Когда началась война, в июне 1941 года, семья была на даче в Сиверской, отдыхали. Там и попали все под первую бомбёжку. Вернулись домой, в Ленинград. Отец ушёл на фронт. Наша семья жила в Кировском районе, и с крыши нашего дома была видна линия фронта. Мы, дети, бегали на передовую к солдатам, которые подкармливали нас. На крыше дома стояло шесть зениток. Мы помогали взрослым сбрасывать с крыш бомбы-зажигалки. В школу ходили в бомбоубежище, писали на газетах. При налётах вражеских самолётов сначала укрывались в бомбоубежище, а потом перестали это делать. Чтобы как-то согреться, жгли всё, что горело: обивку, мебель, лифт. Нагревали на огне кирпичи, а потом ложились около них и спали, было тепло. Блокадные зимы были суровые. Люди умирали на ходу. Дети помогали взрослым находить покойников, отвозить их в определённое место и хоронить. Был голод. За водой ходили за 3-4 километра. Весной и летом питались травой. Отец не вернулся с фронта, погиб 16 февраля 1945 года.

Я работал на Кировском заводе заточником. Там же познакомился со своей женой Татьяной. Она тоже работала на заводе. Поженились и через некоторое время уехали в Потанино. С 1955 года живём здесь.

Сначала я работал по электрификации района, затем 26 лет отработал в совхозе «Пашский»: работал на ферме, в котельной - машинистом, в цехе навозоудаления - бригадиром.

Вместе с женой вырастили двоих детей. Растут внуки».

К сожалению, Олега Михайловича уже нет среди нас. Татьяна Георгиевна работала в Ленэнерго, в совхозе «Пашский», на комплексе.

В семье Никулиных бережно хранятся письма отца и деда, Михаила Васильевича Никулина, с фронта. Они перед тобой, читатель! Пусть в эти майские победные дни прозвучат хотя бы в письмах голоса павших за Родину солдат.

Письмо первое

1.12 1944 года

Здравствуй, Бронечка и детки, шлю я вам свой привет и самые наилучшие пожелания!

Бронечка, письма ваши получил, которое писали 12 ноября, и письмо, которое сложено с валечкиным, а так же письмо от Алика. Рад, что вы живы и здоровы. Но вот плохо, Бронечка, что у тебя заболела опять нога, нужно будет принять все меры, чтобы ногу поскорее вылечить.

Писем некоторое время вам не посылал, так сложились обстоятельства. Побывал и на твоей родине, да и сейчас там, только дальше ещё. Хоть ты и хвалила, но ничего не нахожу хорошего. Правда, около вас местность красивая, но бедность основательная, кругом картофель.

Бронечка, случайно встретил Лиду Анны Герасимовой, что жила на Нарвском проспекте. Она в Красной Армии уже полтора года. Я её не узнал, ей уже 21 год, а выглядит – к 28 годам. Курит, как хороший солдат. Мать умерла. Она была ранена. Вася убит. Отец её тоже убит. Анна Филипьевна и Мария Ивановна умерли, когда она ещё была в Ленинграде.

Петру Оттовичу послал письмо, жду ответа. Так же и Адочке. Из Ленинграда получил только одно письмо. Ольга Аркадьевна писала, что до 1945 года въезд воспрещён, а как только будет разрешён, то она примет все меры к тому, чтобы возобновить затребование.

Сынок, получил от тебя письмо, рад, что ты окончил первую четверть учебного года с хорошими отметками. Но вот мама пишет, что ты очень стал сердитый и не слушаешься мамы. Вот этого, сынок, делать нельзя. Знаю, что вам сейчас трудно, но, сынок, и мне нелегко. Всё приходится переносить: и холод, и дождь, в другой раз и ноги больше не двигаются, а приходилось в сутки проходить по 100 километров. Война, сынок, нелёгкое дело. Она со всеми трудностями и опасностями, но всё это нужно для Родины, поэтому переносим всё бодро и без ропота на трудности.

Так и тебе нужно, сынок, учиться и помогать маме, чем можешь, во всём, как хороший солдат, только на своём жизненном фронте и не дальше.

Миша

Письмо второе

Февраль 1945 года

Здравствуй, Бронечка и детки!

Шлю я вам свой фронтовой привет из Германии. Сейчас воюем на территории врага.

Я пока жив и здоров. Письмо твоё получил, за которое благодарю. Рад, что вы живы и здоровы. Бронечка, отправляю вам маленькую посылочку, чтобы сшить детям, а может, и сам ещё вернусь жив и здоров.

Живём мы здесь фронтовой жизнью, а она, как всегда, обычна. Погода стоит здесь тёплая. Два дня шёл дождь. Снег почти что весь стаял. От Адельки получил письмо. Пишет, что живут неплохо.

Письмо пишу на скорую руку, а поэтому пишу очень мало. Извини. Целую тебя и деток крепко и много раз.

Миша 3 февраля 1945 года

Письмо третье

10.03. 1945 г.

Здравствуй, Бронечка и детки, шлю я вам свой привет и наилучшие пожелания. Бронечка, получил от вас письмо, которое Ниночка писала 25 февраля.

Рад, что вы живы и здоровы. Извини, что долго не писал вам письма. Это время нахожусь всё время в боях и движемся так, что не было такого времени, которым бы можно было воспользоваться.

Сегодня получил от вас письмо и решил, что сразу же напишу ответ. Сейчас воюем в Германии. Погода – весна, но не тепло. Правда, что-то немного заболел, наверное, простыл, потому что приходится бывать по-разному. Писем это время ни от кого не получаю, кроме как от вас. Из Ленинграда почему-то не пишут, может быть, куда-то откомандировали.

Сегодня, думаю, что напишу письмо в Кировский райсовет и ещё раз всем, кому раньше писал.

Бронечка, пиши ответ. Жду, желаю быть живыми и здоровыми. Целую тебя крепко и много раз, а так же деток.

Миша 10.03.45

Письмо четвёртое

12.3.45г.

Здравствуй, Бронечка и детки!

Шлю я вам свой привет и самые наилучшие пожелания. Бронечка, получил от тебя письмо, которое Ниночка писала 25 февраля 1945 года, рад за вас, что вы живы и здоровы.

Бронечка, получил от Ольги Аркадьевны письмо, она пишет, что вопрос с вызовом (в Ленинград) пока что остаётся в старом положении. Она пишет, что очень трудно жить тем, которые приехали из эвакуации, так как ничего нет. Всё растащено, нет ни мебели, ни посуды, а в наших домах отопление не работает, стёкол нет. Она пишет, что случайно встретила Лупанова Диму, он недавно приехал из эвакуации, работает на «Красном треугольнике». Хотел приехать за моим адресом, но почему-то не приехал. Живёт где он, не знаю, между прочим, Ольга Аркадьевна пишет, что вещи все пропали.

Конечно, если бы мне удалось приехать в отпуск, то я бы поехал сразу в Ленинград и там бы всё сделал. Но это для меня пока что остаётся мечтой.

В общем, Бронечка, придётся пожить пока в Косьме, а там будет видно.

Пишите ответ. Жду. Целую тебя и деток крепко и много раз.

Миша

Михаил Васильевич часто писал сыну Олегу, посылал ему и открытки из Германии.

Как погиб Михаил Никулин?

В письме от 13 апреля 1945 года боевой товарищ Михаила Васильевича рассказал его жене и детям о том, как погиб их отец и муж и где он похоронен: «Ниночка, вы спрашиваете, в какой деревне похоронили вашего любимого папочку. Его похоронил я лично сам в деревне Буххольцы, на кладбище. Похоронен очень хорошо. Ты спрашиваешь, во что попала гитлеровская пуля твоему папочке... Он был в подвале, снаряд пробил стену подвала и осколком снаряда и обломком кирпича пробило ему голову, так что ему не пришлось ни с кем поговорить. Эта местность находится вблизи города Штеттина. Погибло много, и ещё погибнет много. Война - ничего не поделаешь, как-нибудь. Знать, написано так на роду ему - погибнуть в проклятой Германии...

Это всё произошло из-за гадины Гитлера, он погубил миллионы людей, и скоро ему будет петля...

Вот, Ниночка, и всё...

Незнакомый вам Титов Алексей Петрович».

 Э.Е. БОЛЬШАКОВА

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: