Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № № 77 (856)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
Власть
351 0 (Комментариев)

Губернатор в прямом эфире. Часть 3

В конце июня губернатор Ленинградской области Александр Юрьевич Дрозденко вышел в прямой эфир на волне 87.8 радио «Волхов-VFM», чтобы ответить на интересующие население вопросы. В студии Александра Юрьевича встречали ведущие прямого эфира Александр Смирнов и Галина Михайлова.

Начало беседы опубликовано в №№ 42, 43 газеты "Провинция. Северо-Запад" и на нашем сайте: Часть 1 и Часть 2. Предлагаем продолжение разговора.

Смирнов: Спасибо. Ладожане на самом деле очень активно задают вопросы. Один из основных. Людмила Владимировна Логинова интересуется: «Планируется ли строительство круизного причала в Новой Ладоге?».

Дрозденко: Во-первых, сегодня на заседании правительства я вообще заявил принципиальную вещь: мы в этом году заканчиваем основной этап инвестиций за счёт бюджета Ленинградской области в Старую Ладогу. Но, также мы приняли принципиальное решение: этот объём инвестиций, который мы последние 5 лет направляли в Старую Ладогу, мы не забираем из Волховского района.

Весь объём инвестиций в ближайшие 5 лет будем направлять на строительство, реконструкцию и восстановление памятников культуры Новой Ладоги. Это задача - создать единый привлекательный туристический комплекс, в состав которого входила бы Новая Ладога, Старая Ладога и Волхов. Сегодня уже, разговаривая с руководством комитета по туризму, со своим профильным вице-губернатором Николаем Петровичем Емельяновым, с руководством Волховского района, сказал, что стоит задача заманить туристов на одни сутки и дать им возможность посмотреть три туристических маршрута в течение суток.

Это маршрут «Создание Российского государства» – Старая Ладога. Это маршрут времён Петра «Создание флота Российского» – Новая Ладога, и это «Советский промышленный модерн» – объекты: первая в России ГЭС, первый в России алюминиевый завод и первая в России целлюлозно-бумажная фабрика – это так называемые промышленные экскурсии по действующим промышленным предприятиям. И тогда, находясь здесь целые сутки, турист уже будет совершенно другие деньги оставлять в районе.

Мы сегодня что планируем? Мы планируем, что всё-таки причал, который есть в Старой Ладоге, будет рассчитан на приём круизных судов и для Новой Ладоги, и для Волхова, то есть суда будут причаливать сюда, и уже от причала туристы автобусами, ну по Старой Ладоге пешими группами, будут разъезжаться и ходить. Если мы увидим, что объём потока будет расти, тогда мы подумаем, как поступить, чтобы построить причал в Новой Ладоге.

Пока я могу сказать, где мы запланировали строить причал, чтобы вы не подумали, что мы остановились. Мы в этом году вводим причал на острове Коневец и, параллельно, такой же причал в бухте Владимирская – это Приозерский район. Вы знаете, что заканчивается огромнейшая работа по реставрации монастыря на острове Коневец, и мы ожидаем туда хороший поток туристов. Мы начинаем в этом году серьёзное строительство причала в посёлке Свирьстрой. Это как раз тот причал, который будет принимать туристов, а они из Старой и Новой Ладоги и Волхова - в Мандроги. Мы начинаем проектирование на следующий год строительство огромного, большого причала, я говорю огромного - для приёма круизных судов в городе Выборг.

Также мы планируем строить современный причал в районе диорамы «Прорыв». А для чего? Чтобы туристов получать у диорамы «Прорыв», дальше они смотрят диораму, Невский пятачок и ещё один третий маршрут – это опять-таки Петровские времена – это Шлиссельбург. Вот это те первоочередные причалы, которые мы собираемся строить. Новая Ладога во второй очереди и то, это зависит от того, какой поток туристов мы поймаем, абсолютно правильное слово, для создания таких больших туристических маршрутов. Пока мы только начинаем маршруты раскручивать.

Но это не значит, что мы будем привязывать к туристическому потоку реставрацию. Наоборот – сначала реставрация, сначала реконструкция, а потом уже туристический поток. Сразу хочу сказать для жителей Новой Ладоги. Наш комплексный подход – это не только реставрация исторических зданий, это и дороги, это и котельные, это и газификация, это и современные линии электропередач, это и освещение, и многое-многое другое. Это, примерно, тот комплексный подход, который мы делаем в Старой Ладоге.

Ещё раз говорю, что мы не перестали думать про Старую Ладогу, потому что вы знаете, только что сказал - 600 миллионов очистные, проект ещё минимум на 2 года, мы там сейчас будем решать часть вопросов по благоустройству, мы хотим восстановить ряд разрушенных объектов в Старой Ладоге и просто денежки уже немного другие – поменьше, чем то, что мы тратили. А всю разницу отправляем на Новую.

Смирнов: Александр Юрьевич, как раз именно много вопросов поступает от ладожан о расселённых домах в Новой Ладоге, часть которых являются памятниками, и ладожане интересуются конкретно их судьбой.

Дрозденко: Вы знаете, мы сейчас проводим серьёзную работу. Оцениваем результаты работ, которые мы проводили в 14-м, 15-м, 16-м годах по историко-культурной экспертизе. Выявлено вновь 57 объектов культурного наследия, которые составляют исторический центр Старой Ладоги.

Теперь мы уже точно понимаем, что, например, делая повторную экспертизу, более серьёзно, а это серьёзная экспертная комиссия, куда мы включили известных реставраторов, архитекторов не только Ленинградской области, Санкт-Петербурга, но и Москвы, сделали вывод о том, что нецелесообразно было включать 9 объектов, как вновь выявленных. Это деревянные дома, которые, кроме того, что они старые, никакой культурно-исторической ценности не имеют, а, например, 48 объектов, которые мы выделили, требуют документального подтверждения о том, что их фасады или декоративные элементы представляют культурную ценность. Поэтому мы чётко для себя разбили реставрационные работы в Новой Ладоге на несколько этапов.

Первый этап – это восстановление центральной улицы и гостиного двора, потому что Новая Ладога аутентична и не имеет аналогов среди российских малых городов в том, что это единственный город, где сохранилась центральная улица, где есть все постройки, которые датируются дореволюционными годами. Я всегда говорю, что после реставрации, любой исторический фильм можно снимать в Новой Ладоге, и никто не придерётся.

Мы в 16-м году разработали проектную документацию на выполнение работ по мониторингу состояния памятника, который, действительно, мы считаем нужен и требует реставрации – это бывший купеческий особняк, расположенный по адресу Пионерская, дом 16. Ремонт и реставрационные работы мы начали в прошлом году. В прошлом году закончили ремонтно-реставрационные работы дома, в котором 1764-68 годах находилось офицерское собрание Суздальского пехотного полка, командиром которого был Александр Васильевич Суворов, это улица Суворова, дом 12а, но, фактически, это - «новодел», потому что там много чего было уже утрачено.

Мы провели историко-культурную экспертизу и приняли решение о том, что вторым этапом будем помогать Русской православной церкви восстанавливать храмовые, культовые памятники, которые находятся в Новой Ладоге. Третий этап – это уже вновь выявленные памятники историко-культурного наследия, в том числе деревянные, которые требуют реставрации. Вот сейчас я полностью говорю правду. Если бы я пообещал новоладожанам, что мы сейчас побежим и в первую очередь начнём расселённые дома реставрировать – это неправда.

Более того, я только что сказал, что из тех расселённых домов, как минимум, 9 уже будут подлежать сносу, потому что ни я, и не вы, и ни кто-то там, в Комитете культуры, а серьёзные учёные определили, что кроме возраста иной исторической и культурной ценности нет. Это абсолютно правильно. Это всё равно, что сегодня у нас у кого-то есть дачный дом, который стоял 200 лет и через 200 лет скажут, что это памятник культуры. Какой памятник культуры? Человек для себя или какой-то купец строил для себя дом или доходный дом, чтобы сдавать там квартиры в наём и так далее. Конечно, это правильный подход, и, поэтому мы и разбили на этапы, чтобы не спорить. Первый этап – это центральная улица – никто не спорит, надо восстановить, надо сделать, чтобы это было лицо города. Второй этап – это храмовый комплекс и культовые сооружения, и третий этап – это то, что вновь выявленное.

Михайлова: Следующий вопрос уже немножко уходит от ЖКХ, но про строительство. Елена Юрьевна Маршева, член совета родителей Волховской гимназии, делится та кой проблемой: «Более 3-х лет ждём начала строительства нового здания гимназии. Проектная документация готова. Ещё в 2016 году вы, Александр Юрьевич, обещали, что строительство начнётся в 2017. На улице – 2018, но, увы – строительство не началось. Учащиеся занимаются так – начальная школа занимается в двух отдельных зданиях, а ученики с 5-го по 11-й класс вынуждены заниматься в не совсем приспособленных помещениях Дворца детского и юношеского творчества. На что нам надеяться и когда ждать начала строительства?».

Дрозденко: Во-первых, давайте говорить откровенно. Ещё в 16-м году и в начале 17-го года продолжались жаркие баталии и споры среди волховчан - строить гимназию или реконструировать? Заказывали обследования, делали эксперименты по прочности фундаментов конструктива и, в конце концов, только в 17-м году пришли к окончательному решению, что никакой реставрации, реконструкции быть не может.

Поэтому с учётом того, что никакой реконструкции не будет, попросили местные власти откорректировать проектную документацию. Она в настоящее время откорректирована, проходит экспертизу, потому что были замечания по экспертизе. Как меня заверяют мои специалисты, Комитет по строительству, Комитет стройнадзора экспертизы, в 4-м квартале этого года мы получим окончательную техническую документацию, которая пройдёт все необходимые стадии экспертизы и можно начинать строительство.

А мы закладываем в бюджетах 19-21 годов деньги на строительство гимназии, то есть, в следующем году будет объявление на конкурс, объявление о торгах. Я думаю, что первый квартал у нас пройдёт по конкурсным необходимым процедурам, выбор подрядчика, и значит, начиная с весны, мы начнём новую гимназию строить. Но ещё раз говорю, что заложен срок строительства 19-21 года, 21 год – это имеется в виду сентябрь 21-го года. Может быть, сроки будут сдвигаться в одну или другую сторону, об этом мы оперативно будем оповещать. Решение принято, в перспективном бюджете суммы для стартовых процедур заложены, для окончательных расчётов заложены, поэтому сомнений уже никаких нет.

Михайлова: Юлия Фадеева задаёт такой вопрос: «Когда в Волхове будет построена ледовая арена? Ещё в 2015 году при открытии спортивного оздоровительного комплекса «Меридиан» вы обещали помочь в этом вопросе. В этом году после победы волховчан в ночной хоккейной лиге вы снова сказали, что надо помочь Волхову с ледовой ареной. Так, когда ждать её строительство?».

Дрозденко: Мы в этом году впервые в истории получили победителей в ночной хоккейной лиге от 18-ти и плюс, это - волховчане победители, от 40 плюс - победили всеволожцы. Впервые две команды, две категории возрастов участвуют в ночной хоккейной лиге и обе команды из Ленинградской области, причём команда-флагман, команда, которая взрослая, 40 плюс, получила сертификат на 100 миллионов рублей.

В настоящее время рассматривается несколько вариантов строительства ледовой арены, пока не буду раскрывать где, потому что на конкурсной основе выбираем город в области, но это точно не Волхов. Почему не Волхов? Потому что после итогов триумфальных побед, у меня состоялась встреча и разговор с министром по спорту, с вице-премьером, который сегодня курирует строительный блок, Виталием Ивановичем Мутко, и нам обещана 50-ти процентная субсидия на строительство ледовой арены.

Я уже сказал руководству города и района, что мяч на их стороне, участок есть – 2,5 гектара, к сожалению, пока до конца не проведены все кадастровые работы. Проект есть, но пока проект не прошёл экспертизу, поэтому, чем быстрее нам сдадут для стройки земельный участок и проект, тем быстрее мы начнём стройку финансировать. Я дал поручение своему первому заму, заместителю председателя правительства, председателю Комитета финансов Роману Маркову команду о том, что деньги на строительство ледовой арены должны быть предусмотрены начиная с 19-го года.

Мы, Ленинградская область, готовы. Нам нужен участок и нам нужна документация. Если вдруг подведёт нас Российская Федерация, не даст субсидию, мы ледовую арену построим за счёт средств бюджета Ленинградской области, хотя практика говорит о том, что наши все договорённости с федеральными министрами, с вице-премьером по субсидиям выполняются, то есть РФ готова на 50 % просубсидировать строительство ледового дворца.

Смирнов: Александр Юрьевич, как видите, у нас на столе большая пачка вопросов, но, по большому счёту, они все касаются жилищного коммунального комплекса.

Дрозденко: Может быть, тогда вам нужно было не меня пригласить, а Леонида Сергеевича Коваля, который занимается ЖКХ?

Смирнов: Жители задавали вопросы именно Александру Юрьевичу Дрозденко, поэтому мы их вам и адресуем.

Дрозденко: Давайте я заберу вопросы и в письменном виде непосредственно ответим по адресу.

Михайлова: Хорошо. Тогда вопросы, которые не касаются ЖКХ и строительства, у нас тоже есть. Один из них касается туристического пластера. Евгений Алексеевич Власов из Старой Ладоги спрашивает: «Сегодня на заседании областного правительства шла речь о проекте закона развития туризма. Благодаря сооружению причалов для пассажирских судов, открываются новые возможности и не только для внешних туристов, которые приехали и уехали, но и для жителей родной области, в частности Волховского района. Старая Ладога оказалась на удивительном круизном перекрёстке: Петербург - Новгород – Коневец – Валаам – Москва. Почему бы не предусмотреть начало заманчивого путешествия и из самой Старой Ладоги? Как туристский кластер она вправе на это претендовать, ведь будут возникать новые причалы, новые потенциалы для развития туризма».

Дрозденко: Наверное, об этом преждевременно говорить. Всё-таки для того, чтобы от точки «А» начинался водный туристический маршрут, она должна иметь характеристики либо речного, либо морского порта и там должны находиться суда, которые временно фрахтуются. А под различные цели должны быть судоремонтные мастерские, должны быть слипы для хранения судов и так далее.

Нам пока этого не стоит делать. Рядом есть Санкт-Петербург, где как раз есть несколько площадок, которые этим характеристикам соответствуют, тем более, что основной поток туристов, двигающийся речным транспортом, приходит в Петербург морским транспортом на 9-ти, 12-этажных палубных лайнерах, потом пересаживаются на 3-х, 4-этажные речные суда, и вплоть до Москвы двигаются. Многие туристы приезжают на 5-ти, 7-дневные туры в Петербург. 2-3 дня предпочитают попутешествовать на речных, озёрных кораблях, поэтому, как основная транзитная точка – Петербург - нас вполне устраивает. Другое дело, что нас не устраивает то, что пока нет судоходного движения до Новгорода. Поэтому я обратился к руководителю агентства речного и морского транспорта Виктору Олерскому, и уже есть решение - в этом году за счёт бюджета РФ будут расчищен Волхов до Новгорода, для того, чтобы в Новгород можно было сделать путь судоходным. Мы давно ждали этого решения и хорошо, что это состоится.

Смирнов: Александр Юрьевич, есть телефонный звонок. Послушаем?

Дрозденко: Пожалуйста.

Смирнов: Здравствуйте. Вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

Цветкова: Здравствуйте. Цветкова Юлия Александровна. Хочу задать такой вопрос. Когда прекратятся ежедневные выбросы с завода? Нам нечем дышать и очень жалко наших детей. Спасибо.

Дрозденко: Этот вопрос звучит не первый раз, и по моей просьбе несколько раз в Волхов выезжала передвижная лаборатория, причём не только передвижная лаборатория от Росприроднадзора по Северо-Западу, но и независимая экологическая лаборатория. Я даже называл улицы – это ул. Пирогова, Кировский проспект, где делались замеры, и предельно-допустимых вредных веществ в воздухе не обнаружено. Но, при этом я сказал, что запах был зафиксирован. Запах сегодня в СНиПы по воздуху, как вредность, не входит, то есть, как мы говорим, не всё, что плохо пахнет – вредно. Это на самом деле так. Тем не менее, мы этот вопрос поставили перед руководством «Метахима».

Они включили в свою инвестпрограмму установку специальных ловушек для нейтрализации запаха для того, чтобы в городе не было запаха. Мы продолжим контроль замеров воздуха. Но поверьте, такая же станция стоит у самого «Метахима», а штрафы сегодня достаточно высокие, поэтому на сегодняшний день утверждать, что в воздухе есть вредные вещества, я не берусь. Во-первых, есть данные двух лабораторий, данные метеонаблюдений, но то, что запах есть – я это подтверждаю. Как с ним бороться, мы наметили. Но это тоже не быстро, однако, в течение 19-го года проблема плохого запаха будет устранена.

Смирнов: Александр Юрьевич, но раз уж мы заговорили о запахе, как говорятся в поговорке, запах тема хорошая – не нравится – отойди. Действительно, есть ещё вопросы касаемо запаха и наслышаны о нём не только в Волховском районе, но и в Кировском. У нас есть вопросы из деревней Лужа, Местовка (Староладожское сельское поселение). Люди озадачены запахом с полей, на которые вывозят куриный помёт.

Михайлова: С субботы, буквально 23 июня, на границе Волховского и Кировского районов стали свозить куриный помёт в огромных количествах фурами на поля, а это менее, чем в километре от жилых домов. Жители задыхаются, и у многих появляется тошнота. Можно ли узнать, что это происходит и как это прекратить?

Смирнов: Вопрос задала в группе В Контакте Екатерина Моисеева. А в деревне Местовка, насколько я понимаю, жители обращаются из-за свинофермы.

Дрозденко: На самом деле есть проблема. Птицефабрики, особенно крупные птицефабрики, которые находятся в Кировском районе, и малые, и большие свинокомплексы, отходы производства, к сожалению, после производства продукции, в данном случае – это органические отходы – помёт и навоз – вывозят на поля.

На самом деле есть две, три и даже четыре технологии переработки того же куриного помёта. Самая примитивная технология та, о которой вы сейчас говорите. Когда куриный помёт вывозится на поля, но он не просто должен вывозиться, он должен тут же запахиваться, и в этом случае запах держится, как правило, один-два дня, затем он уходит. Он держится до момента запахивания. К сожалению, для того, чтобы экономить, есть так называемый сговор, он незаконен.

Я этот случай сейчас у вас заберу и уже завтра, послезавтра, туда поедут специально обученные люди для полной проверки. Есть сговор между собственником земельного участка и, например, птицефабрики - они подписывают соглашение о том, что птицефабрика соблюдает все технологии утилизации куриного помёта, а фабрика деньги экономит. Собственник же земельного участка, так сказать, получает чуть-чуть больше чем, это обычно по договору, и принимает помёт для запахивания. Только другое дело - никто не смотрит далеко вперёд, потому что помимо запаха, помёт, который остаётся сверху на земле начинает работать не на повышение плодородия, а на минус.

Вот в этом очень большая проблема и беда. Однако не все сегодня большие птицефабрики этим грешат. Например, птицефабрика «Роскар» в Выборгском районе, где я недавно был – построили целое хранилище для переработки помёта, то есть там стоят установки: помёт высушивается, измельчается, кстати, часть помёта добавляют обратно, как минералы, для корма птицы; часть помёта добавляют для торфокомпоста и получается прекрасное удобрение, которое, в том числе, идёт на экспорт.

Но вот, к сожалению, в Кировском районе две крупнейшие фабрики и с ними тяжело работать. Мы уточним, какая фабрика вывезла помёт, потому что там есть и Синявинская, и Северная птицефабрики.

Что касается свиного навоза, то он вообще не подлежит прямому вывозу на поля. Свиной навоз или свиная жижа должна накапливаться сначала в специальных ёмкостях: либо бетонных, либо глиняных, либо металлических - перебраживать и только потом его можно вывозить на поля, потому что если вывозить сразу - это и запах, и, опять-таки, кислотное воздействие на почву и так далее. Было желание закрыть свиноводческий комплекс, но ведь это палочка с двумя концами – ну, мы закроем, запаха не будет, а три сотни человек потеряют работу и ещё, так сказать, рынки потеряют качественное свиное мясо.

Поэтому работаем, штрафуем. Штрафуем опять разумно и не всегда даже предприятия, зачастую директоров, чтобы через их рубль, через их доход действовать. Но в данном случае по этим двум вопросам могу сказать одно, что будет выезд на место, будет фиксация и, скорее всего, будет денежный штраф.

Смирнов: Александр Юрьевич, у нас на линии очередной радиослушатель. Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста.

Фёдоров: Здравствуйте. Беспокоит вас Фёдоров Евгений Валентинович. Александр Юрьевич, у меня два вопроса. Первый – были построены социальные дома по улице Гагарина. После стройки тротуары и всё остальное пришло в негодность. Куда только не обращались, сказали, что пока нет возможности их восстановить. Второй вопрос – есть на Расстанной микрорайон - это улицы Северная, Пролетарская, куда просто не добраться - отсутствуют полностью дороги. Никакие СНиПы и другие документы не действуют на то, чтобы хотя бы пустили грейдер немного выровнять грунтовую дорогу, однако не хотят туда пустить технику. Что делать? Спасибо.

Дрозденко: Под социальными домами имеется в виду, куда расселяли из аварийного ветхого жилья. Сразу хочу сказать, что в сметах, которые мы утверждали, и вы знаете, что эту программу на 60 % финансировал бюджет Ленинградской области, на 30 % федеральный бюджет и только на 10 % местный бюджет.

Эта программа предусматривала первый этап - расселение аварийных домов, строительство под это новых квартир, либо покупка новых квартир. Но вот в Волхове пошли по варианту строительства новых домов. Сейчас начнётся второй этап программы. С 1 июня 19-го года мы хотим оставшееся аварийное жильё, кстати, его достаточно много и в Волхове, и в Сясьстрое и так далее, так же хотим расселить. Так вот, сметой предусматривали всё, включая и благоустройство.

Но вы также знаете, что, к сожалению, часть строительных подрядчиков, которые взялись за строительство этих домов, обанкротились, то есть признали себя недееспособными, и до сих пор ещё по некоторым компаниям идёт прокурорская проверка, возбуждены уголовные дела, и поэтому средств на момент сдачи домов в полном объёме не хватало. Поэтому дома были введены в эксплуатацию, дома были приведены внутри полностью в порядок, дворы были подготовлены, но кое-где, как раз тот случай, который прозвучал в вопросе, благоустройство не было завершено.

Я ставил задачу перед местными властями, а это их вахта, заказчики домов они, наше дело только деньги и повторно на благоустройство мы денег давать не будем. Поэтому, пожалуйста, в рамках своего бюджета, в рамках программы благоустройства, на которую, кстати, мы даём деньги, решите вопрос с завершением работ по благоустройству территорий вокруг домов. Мы с сентября по октябрь будем проводить проверки по благоустройству тех территорий домов, которые попали в программу расселения. Там, где администрации не наведут порядок, они будут подвержены денежным штрафам и сами руководители, и сами администрации.

Что касается частного сектора и дорог. Я всегда выступаю перед жителями либо это прямой эфир, либо встреча в актовом зале, либо встреча на улицах, всегда говорю, что я не буду никогда на себя принимать решения, где и в каком городе, посёлке, какую улицу делать в первую очередь. Вы знаете, что приняли очень серьёзную программу по благоустройству городов и посёлков области. Она разбита у нас на несколько подпрограмм, я могу их напомнить.

Первая подпрограмма – это дорожный фонд, 1 миллиард 200 миллионов в год мы выделяем на районы для ремонта муниципальных дорог и внутридворовых территорий. Вторая подпрограмма – это сельские старосты и ТОСы. 460 миллионов в год мы выделяем на посёлки, деревни области для вопросов внешнего благоустройства. И третья подпрограмма, которую мы начнём реализовывать в следующем году, будет работать 5 лет – это 1 миллиард рублей выделяется районам Ленинградской области на комфортную городскую среду.

Это три суммы, которые составляют нашу поддержку, хотя мы могли бы вообще этого не делать, потому что, как внутреннее благоустройство любой деревни или посёлка – это задача местной администрации. Но вот эта та сумма 2,5 миллиарда, которую мы в год распределяем между районами, практически не менее сотни миллионов в каждый район по всем совокупностям по этим программам получают денег.

И уже дальше район, местные депутаты, кстати, и население, потому что я знаю, что у вас в Волхове был конкурсный выбор проектов, какие проекты в первую очередь пойдут на благоустройство. Жители, депутаты, глава администрации выбирают где, какую дорогу делать. Поэтому, я могу только заверить, что вот эти деньги как мы давали, так и будем давать, эта программа рассчитана на 5 лет, а уже, пожалуйста, свой вопрос уже после эфира давайте адресовывать главе администрации.

Глава администрации пусть советуется с депутатами. Если там вообще нет дорог, то дороги должны быть. Если там дороги не в очень хорошем состоянии, но есть дороги, которые, например, в центре города в совсем плохом состоянии, то, наверное, я бы всё-таки принял, как глава, решение асфальтировать те улицы, на которых самое большое движение пешеходное и автомобильное. Потом уже от самых интенсивных улиц переходить к самым неинтенсивным. Но ещё раз говорю, это должен решать сам город и сам район, я могу только ещё раз заверить – деньги в ближайшие 5 лет, как помощь, из областного бюджета мы будем выделять.

Смирнов: Александр Юрьевич, в продолжение темы в группе В Контакте Юлия Никонова пишет о наболевшем. Как жителю города Волхов-1, ей хотелось бы узнать о том, что в нашем городе было проведено расселение, при этом снос старых бараков, зданий до сих пор не произведён, и картину мёртвых, разворованных построек можно наблюдать на протяжении улиц Работниц, Комсомольская, Гагарина, Володарская – бывшее общежитие, улица Советская – бывшая пожарная часть. На центральной улице Гагарина на месте сноса ветхих зданий обещали организовать парк. Реализации обещаний так никто и не увидел. По её мнению все улучшения, реорганизации в нашем городе направлены только на Волхов-2. Так же она хотела бы узнать, когда уже будет производиться ремонт домов по улице Дзержинского, но это уже частные дома, которые не на уровне губернатора. Ремонт фасадов не производился ЖКХ, опять ЖКХ, благоустройство придомовых территорий. Даже если и производится небольшое благоустройство детских площадок, то, в целом, состояние, как территорий, так и домов оставляет желать лучшего. Скажите, пожалуйста, когда жителям города ждать красивый, безопасный и благоустроенный город?

Дрозденко: Ну, хотелось бы, как можно быстрее. Начну по порядку. Что касается расселения, вернее сноса расселённых домов. Мы дали срок до 1 июня следующего года всем муниципалитетам для того, чтобы они снесли эти расселённые дома. Причём, мы предлагаем подойти творчески: там, где есть к пятну интерес, например, дом расселили, коммуникации есть, место хорошее - центр города - и улицы рядом, пожалуйста, отдайте на конкурсной основе пятно под застройку дома.

В стоимость пост затраты на снос дома, то есть условно, аренда миллион, фирма платит 200 тысяч, 800 тысяч стоит полностью снести или разобрать дом, вывезти, например, жилой дом. Второе предлагаем, если у вас не хватает собственных средств, обращайтесь к нам за субсидиями. Мы готовы до половины сноса аварийного дома, расселённого, дать вам денег, помочь. И третий вариант – это передать пятно любому инвестору, и не обязательно под строительство жилого дома. Например, автостоянку кто-то решит построить, торговый центр, платный парк аттракционов. Пожалуйста, отдавайте.

И, опять-таки, в стоимость аренды земли включайте и минусуйте расходы на расселение. Мы хотели уже с этого года начать штрафовать через специальные надзорные органы муниципалитеты и глав за то, что они не сносят дома, но собрались все вместе, посоветовались и приняли решение отложить штрафы до 1 июня следующего года (срок есть, адреса прозвучали). Могу только посоветовать главе администрации более активно взяться за дело.

Продолжение следует

К печати подготовила Лариса СОЛОВЬЁВА

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: