Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № № 76 (855)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
История
476 0 (Комментариев)

Ледяной ожог трагедии 17 сентября

По зову сердца и памяти отправилась делегация Новой Ладоги к Ладожскому кургану 17 сентября. Эта дата всё прочнее вписывается в наше сознание как одна из реперных точек блокадной эпопеи, которой сопричастна и Новая Ладога.

2 сентября наш город узнал разрушительный ужас немецкой бомбёжки, её жертвами стали медицинские работники и пациенты водной больницы в Новой Ладоге. 8 сентября началась блокада Ленинграда. 12 сентября буксир «Орёл», ведомый капитаном Иваном Дмитриевичем Ерофеевым, открывает водное плечо Дороги жизни, доставляя первые 800 тонн зерна к Осиновецкому мысу.

16 сентября от Осиновецкого берега в сторону Новой Ладоги вышел этот же буксир, ведя за собой баржу-752. Трагедия, разыгравшаяся в ночь с 16 на 17 сентября 1941 года на Ладожском озере, стала самой большой по числу человеческих жертв в истории перевозок на Ладоге. Историки озвучивают разные цифры, но абсолютно точных данных мы, вероятно, не узнаем никогда.

В трюмном отделении несамоходной деревянной баржи, чей корпус был выполнен с обшивкой «в шип», разместили для эвакуации курсантов двух ленинградских высших военно-морских училищ, а именно: Высшего Военно-Морского инженерного училища им. Дзержинского, Высшего Военно-Морского Гидрографического училища им. Орджоникидзе и врачей-выпускников Военно-Морской Медицинской Академии.

В этой барже-ковчеге были, кроме курсантов, служащие Гидрографического управления, ремесленники, представители прибалтийских правительств и другие гражданские лица. Штормовая погода, двойной перегруз баржи (стандартная вместимость баржи предполагает 800 человек), отсутствие корабля боевого сопровождения и средств спасения на самой барже - сделали своё губительное дело.

Забортная вода стала поступать в трюмное отделение, её уровень быстро повышался, находиться внутри оказалось просто невозможным. Выход на палубу баржи был сопряжён с колоссальными трудностями и неожиданностями. Да позволит мне читатель не касаться этих страшных подробностей. Волны смывали людей десятками.

Кульминационным моментом стало «срезание» шкиперского домика волной, а в этом служебном шкиперском домике разместили, полагаясь на него, как на спасительное гнездо, детей и женщин. Какие женщины могли быть в данной эвакуационной обстановке, да ещё и с детьми? – Курсанты эвакуировались в сопровождении своих преподавателей - офицеров, а они, в свою очередь, имели право брать с собой семьи. Кроме того, среди служащих Гидрографического управления тоже были женщины.

Трагедия, случившаяся в эту ночь, давала и отбирала надежду на спасение. Вот одна из них. На горизонте показывается канонерская лодка «Селемджа», ведомая капитаном Антоновым. На «Селемдже» видят белый флаг, сооруженный из белых простыней и поднятый над гибнущей баржей. Но не подходят… До сих пор флотские спорят, мог или не мог капитан Антонов стать ключевой фигурой спасательной операции. 77 лет прошло, а ответа нет.

Капитан Иван Дмитриевич Ерофеев со своими матросами-«орлятами» взял дело спасения в свои руки. Отрубив концы буксира, он стал закладывать многочисленные галсы – повороты для вытаскивания тех, кто в одиночку или в составе небольших групп продолжал бороться за жизнь, держась за какую-нибудь канистру, бревно или кусок обшивки. В итоге были спасены 240 человек: 216 – командой «Орла», 24 – «Селемджей», вышедшей на спасение только после личной угрозы адмирала Заостровцева, изначально находившегося на «Орле».

Сейчас в социальных сетях можно прочитать много материалов об этой трагедии. Трудно даже представить что эта боль, которая могла соединить спасённых и спасателей, родственников погибших и спасеённых, была зоной умолчания, а документы оказались открыты для использования только в 2004 году. После рассекречивания документов прописку в интернет-пространстве получили официальный отчёт полкового комиссара Макшанчикова, составленный сразу по горячим следам событий, и именные списки безвозвратных потерь.

Седьмой год выезжают ладожане на берег озера, к подножию Ладожского кургана. В этот день ветер над курганом и озером доносит в далекую невидимую голубую даль фамилии погибших курсантов, которые произносят, стоя на прибрежных камнях школьники, не знавшие трагедий войны. А родственники, которых благодаря пульсу группы «Баржа-752» в социальных сетях, становится всё больше, обретают правду в деталях и подробностях о такой страшной странице истории нашей войны. Глубокой исследовательницей темы стала Неонилла Анатольевна Самухина, потерявшая в этой катастрофе свою бабушку – военврача Белянко-Ткаченко Антонину Васильевну. Важнейшим делом её жизни становится формирование банка данных об участниках трагедии с последующим изданием Книги Памяти.

На маленьком пятачке Ладожского кургана стоят плиты с длинными рядами фамилий. Это - не реальные захоронения, это - памятные знаки. Оторопь берёт, когда листаешь списки погибших. Перед тобой встает образ всей страны – СССР и ты испытываешь ощущение, что слышишь мощный трагический хорал, где сливаются голоса ребят из Ленинграда и Сибири, белорусских сёл и Москвы, городов Украины и деревень Русского Севера, Ленинградской области и Забайкалья. Их почтовые адреса – не только улицы, проспекты, линии, хотя их большинство, но и станции, рабочие посёлки, заводы.

Наша делегация после мемориальной акции «Реквием над Ладогой» посетила экспозицию военной техники одного из лучших отечественных музеев – музея «Дорога жизни» с технически безупречным экскурсионным сопровождением Александра Ильича Лифанова. Потом мы познакомились с новинкой музейного проектирования – соединением приёмов документального кино, макетирования и викторины.

В подготовке акции «Реквием над Ладогой» мне не попалось равнодушных людей. Руководства Военно-Морского Политехнического института в лице вице-адмирала В.Л. Касатонова, музея «Дорога жизни» в лице Владимира Григорьевича Швецова, Волховской районной администрации в лице Светланы Владимировны Коневой, директоров Новоладожской средней школы №2 в лице Галины Ивановны Квашниной и Иссадской школы в лице Елены Владимировны Окольнишникововой откликнулись сразу и уверенно, за что их сердечно благодарю от себя и всей делегации.

Добавлю, что наша страна увидит премьеру фильма «Спасти Ленинград», снятого режиссером Алексеем Козловым по событиям Ладожской трагедии, в конце января 2019 года.

Н.Ф. МОРОЗОВА

Елена СЕРЕБРОВСКАЯ – писательница, автор романа «Маша Лоза», сестра спасшегося курсанта Владимира Серебровского

Ладога

Пенятся над берегами озера края.
Познакомилась с врагами Ладога моя,
Песня-Ладога в кудрявых лозах, тростниках
Поднимала нашу славу на своих руках.
 
Затянуло илом кости на глубоком дне.
И хозяева, и гости – в крепком, смертном сне.
Не простим гостям незваным чёрные дела!
В белых северных туманах Ладога легла.
 
Плыл буксир, людьми набитый, на восток в тылы,
Вырывался рёв сердитый из глубинной мглы,
И тряслась на водных склонах серая баржа.
Не один кричал ребёнок, в темноте дрожа.
 
Как на ниточке висели жизни тех людей.
Той проклятой карусели не было лютей,
Водная стена качнулась. Ближе. Быть беде! –
И баржа перевернулась в ледяной воде.
 
Позывные шлют с буксира: «Гибнем! S–O–S!».
То у всех народов мира о несчастье весть.
Просьбу помощи услышал в небе самолёт,
Он спускается всё ниже, к людям он идёт.
 
Только лучше б не слыхал он этих слов, злодей!
Дождь горячего металла брызнул на людей.
То чужой, с паучьим знаком, то не наш, не наш!
Бил по тонущим со смаком аса экипаж.
 
Жал гашет рукою грязной, бил, неутомим,
Бил, пока эсминец красный не расчёлся с ним.
Значит, буря в восемь баллов – детская игра.
Пауком четырёхпалым к людям смерть пришла.
 
Так запомни, не прощая, помни до конца.
Эта ненависть святая в битву шлёт сердца.
Стали волны после боя солоней, красней,
Здесь на родине героев, Ладоге моей.
Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: