Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № 36 (955)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
История
840 0 (Комментариев)

Генрих Осипович Графтио: страницы жизни. Студент «Путейского» института

К 150-летию со дня рождения Г. О. Графтио, главного инженера Волховской ГЭС

Генрих Осипович Графтио: страницы жизни

Ранее мы рассказывали о жизни Генриха Графтио в студенческие годы. Продолжаем знакомиться с судьбой главного инженера Волховской ГЭС.

Генрих Графтио – студент «Путейского» института

Город Волхов, кроме всего, студенческий город и город железнодорожников. Не случайно, во время экскурсий в Музей истории города Волхова («Дом Графтио»), школьники и студенты задают вопросы об истории Петербургского государственного университета путей сообщения Императора Александра I» (известный многим как ЛИИЖТ).

Общеизвестно, что «Г.О. Графтио учился блестяще». Но эта общая фраза долгое время не была наполнена содержанием. Многолетняя работа в архивах позволила ответить на вопрос: как именно учился Генрих Графтио в Петербурге.

В 1892 году Генрих Графтио блестяще окончил учёбу на физико-математическом факультете Императорского Новороссийского университета. В том же году подал документы в С.-Петербургский институт инженеров путей сообщения имени императора Александра I. Этот институт, основанный в 1809 году как Институт Корпуса инженеров путей сообщения, являлся одним из первых технических учебных заведений России.

В 1864 году он был преобразован в гражданский институт. Здесь преподавали известные профессора: Н.А. Белелюбский (в 1905 – руководитель комиссии по приёму в эксплуатацию волховского железнодорожного моста), Н.А. Богуславский, А.А. Брандт, Я.Н. Гордиенко, В.И. Курдюмов, Ф.Е. Максименко, А.И. Нюберг, А.Д. Романов, Д.Д. Соколов, В.Е. Тимонов.

Достоверно и уверенно сказать, почему Г. Графтио решил после окончания Новороссийского университета поступить в институт, пока не представляется возможным. Но можно, с большой долей вероятности, предположить, что, получив университетское образование, он решил усилить его новыми научными и практическими знаниями в области транспорта, чтобы посвятить себя, по примеру отца – Осипа Ивановича и дяди – Вильгельма Ивановича (инженеров путей сообщения), развитию железнодорожного транспорта, в том числе, на электрической тяге.

Вначале познакомимся с основными правилами приёма в институт путей сообщения в 1892 году. Это даст возможность понять, на каких условиях Генрих Графтио был принят в вуз, и какие его личные документы нам необходимо искать.

Правила приёма в «путейский» институт утверждены 15 декабря 1891 года на основании Высочайше утверждённого 8 мая 1890 года «Положения об институте инженеров путей сообщения»:

1. В студенты Института принимались исключительно русские подданные: а) имевшие аттестаты или свидетельства об окончании высших учебных заведений; б) получившие аттестаты зрелости в гимназиях Министерства Народного Просвещения (МНП), а равно свидетельства об успешном окончании курса в реальных училищах в дополнительных при них классах и в) имевшие аттестаты или свидетельства других средних учебных заведений, курс которых признавался Министерством Путей Сообщения (МПС) достаточным для поступления в Институт.

2. Молодые люди, соответствующие указанным выше требованиям по предварительному образованию, принимались в студенты Института в том случае, если имели хорошую аттестацию по поведению и, если, от окончания ими курса в среднем или высшем учебном заведении до подачи прошения в Институт прошло не более двух лет.

3. В число студентов не принимались: лица, состоящие на государственной или общественной службе (зачислялись в Институт только при оставлении ими службы); женатые; с физическими недостатками, препятствующими исполнению инженерной службы.

4. Приём молодых людей на 1-3 курсы Института производился на следующих основаниях: лица, желающие поступить в студенты института, подавали, не позже 1 июля, собственноручно написанные прошения на имя директора Института, с указанием курса, на который желали поступить. Причём, иногородние лица не обязаны были для этого являться в Петербург, а посылали свои прошения по почте. В прошении обозначался точный адрес просителя с указанием полицейского управления, в ведении которого находилось его местожительство.

К прошению прилагались две фотографии с собственноручной подписью и следующие подлинные документы или копии с них, заверенные у нотариуса: свидетельство о рождении и крещении; аттестат, диплом или свидетельство об окончании полного курса обучения в подлежащем учебном заведении; полицейское свидетельство о непричастности к делам предосудительного характера по выходе из учебного заведения, если со дня выхода из учебного заведения до подачи прошения в Институт прошло более двух месяцев; разрешение родителей или опекунов на проживание в Петербурге, если проситель не достиг 17 лет от роду; увольнительное свидетельство от «подлежащего общества», если он принадлежит к податному сословию; документы о сословном состоянии; свидетельство о приписке к призывному участку по отбыванию воинской повинности и медицинское свидетельство о состоянии здоровья, а особенно – о состоянии зрения и слуха.

5. Лица, окончившие какое-либо высшее учебное заведение, принимались на 1 курс на общих основаниях. Окончившие по первому разряду высшие технические учебные заведения (С.-Петербургский и Харьковский Технологический институты, Московское техническое училище – инженеры-механики, Институт гражданских инженеров, инженерное отделение Рижского Политехникума, Горный институт, Николаевскую инженерную, Михайловскую артиллерийскую и Николаевскую морскую академии), а также окончившие курсы физико-математических факультетов русских университетов по математическому отделению с дипломом I разряда, принимались, в случае имеющихся свободных вакансий, непосредственно на 2 и 3 курсы института, если, после испытания по рисованию, геометрическому, топографическому и инженерному черчению, выдерживали экзамены по всем предметам 1 и 2 курсов Института по существующим для этих курсов институтским программам преподавания. Если на этом испытании из графических искусств экзаменующиеся обнаруживали неудовлетворительные познания, то к продолжению экзаменов они не допускались.

6. Каждому из подавших до 1 июля прошение о приёме в студенты Институтом высылались не позже 1 августа по месту жительства через подлежащее полицейское управление извещение, зачислен ли он в студенты Института без экзамена или же допущен к испытаниям с указанием в первом случае срока явки в институт, а во втором – к экзамену. Одновременно с этим лицам, не допущенным к приёму и к экзамену, возвращались, приведённым порядком, все их документы, приложенные при прошении.

7. Лица, зачисленные без экзамена на первый курс института, обязаны были внести, не позже 1 сентября 1892 года, установленную плату за слушание лекций в предстоящем учебном полугодии в размере пятидесяти рублей, а принятые в Институт по предварительному экзамену должны «были внести таковую по признанию их Советом Института удовлетворяющими условиям приёма и в указанный Советом срок». Причём, в первый год пребывания в Институте никто от платы за учение не освобождался и не получал ни одной из институтских стипендий.

Таким образом, после анализа правил приёма в институт, мы видим, что Генрих Графтио после окончания физико-математического факультета Новороссийского университета имел право поступления на второй курс института инженеров путей сообщения. Стало понятным, какие документы, представленные Г. Графтио для поступления в институт, следует искать и изучать в различных архивах.

На следующем этапе нашего исследования начался поиск документов. И сразу постигло разочарование: личного дела Генриха Графтио не оказалось (личные дела студентов стали оформляться позже). Лишь разрозненные документы Генриха Осиповича были обнаружены среди различного рода входящих документов. Следующее разочарование, которое постигло нас при поиске архивных источников: в наличии не оказалось обязательных при поступлении, предусмотренных «Положением об институте инженеров путей сообщения», документов студента Генриха Графтио.

По окончании института все свои документы он получил обратно 1 июля 1896 года. Об этом свидетельствовала его личная расписка на прошении при поступлении. Это разрешалось, так как фотографии и копии документов, оформленных у нотариуса, стоили немалых денег. Видимо, эти первоисточники безвозвратно утеряны. Есть небольшая вероятность, что где-то ещё хранятся их копии. Жаль, что копии личных дел студентов, не оставлялись в архивах университетов.

Но некоторые официальные документы, поданные Г. Графтио при поступлении в институт, всё же, удалось обнаружить и проанализировать.

Первый документ – это прошение Генриха Графтио директору Института (прошение – белый лист размером 350 Х 210 мм – заполнен характерным чётким каллиграфическим почерком поступающего). Представляем его копию полностью:

«Вых. № 259. 19 Июня 92. (Сообщено 14 июля 1892)

Его Превосходительству г. Директору Института Инженеров Путей Сообщения Императора Александра I от окончившего курс математических наук в Императорском Новороссийском Университете Генриха Осиповича Графтiо

Прошение.
(19 июня в Совет, на II к.)

Желая для продолжения высшего технического образования (здесь Г. Графтио впервые называет мотив дальнейшего высшего образования – прим. автора) поступить в Институт Инженеров Путей Сообщения, честь имею покорнейше просить ВАШЕ Превосходительство зачислить меня в число студентов Института согласно временным правилам приёма 1891 года (подчёркнуто в подлиннике – авт.).

При этом честь имею сообщить, что мое метрическое свидетельство за № 4749, университетский диплом за № 6620 и свидетельство о принятии русского подданства за № 5934 высланы в Институт Канцелярией Г. Попечителя Одесского Учебного Округа 15го сего Июля, а свидетельство о благонадежности за № 1335 выслано 11го Июня также в Институт Его Превосходительством Г. Одесским Градоначальником.

Из прочих документов прилагаю: 1) Копию с аттестата зрелости, выданную для представления в Институт г. Инспектором студентов. 2) Медицинское свидетельство. 3) Две фотографические карточки.

Свидетельство о прописке к призывному участку по отбыванию воинской повинности не представляю, так как, принявши русское подданство по достижении 21 года, совершенно не подлежу отбыванию воинской повинности.

По причине принятия русского подданства во время пребывания в Университете не представляю также документов о звании.

Генрих Графтiо

Одесса 15го Июня 1892.

Место жительства: Одесса, Тираспольская, 16».

Второй обнаруженный документ – телеграмма № 805, высланная Г.О. Графтио директору Института в 13 часов 29 июня 1892 года со станции Белец с аппарата № 6823 (размер телеграммы 210 Х 172 мм; написана карандашом; содержит 54 слова). Принята в С.-Петербурге телеграфом № 25 МПС: «Узнавши изменение правил приёма опубликованные Новом Времени 21 Июня честь имею покорнейше просить Ваше Превосходительство допустить меня если возможно экзамену на 3й или 2 курс если же невозможно то на первый курс как обозначено моем прошении. Адрес: Одесса, Тираспольская, 16. Окончивший Новороссийский Университет Графтiо».

Третий интереснейший и важнейший найденный документ – результаты приёмных экзаменов на второй курс в июне 1892 года. Этот источник свидетельствует о жёстких требованиях к знаниям при отборе поступающих в престижный столичный институт.

Приводим, впервые опубликованные в 2002 году, результаты вступительных экзаменов в Петербургский институт инженеров путей сообщения Генриха Графтио, римско-католического вероисповедания в 1892 году: статика – 5; политическая экономия и статистика – 4,5; черчение, начертательная геометрия и дифференциальное исчисление – 4; аналитическая геометрия – 3 (средний балл по математике – 3,5); теоретическая механика и геодезия – 4; общая химия и рисование – 3; французский язык – 5. Сумма баллов – 36. Средний балл – 3,6.

Это было неожиданное и обескураживающее для нас открытие. Ведь Генрих Графтио только что отлично окончил физико-математический факультет Новороссийского университета. Что это? Слабая подготовка в данном университете? Вряд ли, так как в университете преподавали известные профессора того времени. Другие, более жёсткие, требования столичных профессоров? Возможно. Сложно поставленные вопросы в билетах? Вполне вероятно. Трудные личные обстоятельства, случившиеся в этот период в жизни Генриха Графтио? Также вполне возможно.

По-видимому, это был комплекс причин, приведших к такому среднему результату. Возник вопрос: а нужно ли такие результаты обнародовать? После некоторых колебаний решили: надо. Важно было создавать правдивую биографию Генриха Графтио. Историк обязан быть максимально объективным.

Таким образом, Генрих Графтио показал десятый результат из всех поступающих на второй курс института. Для молодого, целеустремлённого и настойчивого Генриха это был достаточно жёсткий и неприятный итог. И нам важно было проследить, какие выводы из этого урока сделал молодой человек – будущий академик.

К его чести, отнёсся Генрих к данному тревожному и неприятному событию критически, сделал необходимые выводы. Забегая вперёд, отметим: итогом напряжённой учебной деятельности стал тот факт, что окончил он институт со вторым результатом и блестящей характеристикой. Генрих сразу был отправлен МПС на 3,5 года за границу для продолжения учёбы.

Так ответил вызовам жизни, формируя свою Судьбу Г.О. Графтио – сильная Личность, способная к самосовершенствованию и титаническому труду. Это пример современному студенчеству: на временные неудачи отвечать самоотверженным трудом, который обязательно принесёт успех в будущем.

Итак, по результатам вступительных экзаменов Генрих Графтио был зачислен студентом второго курса С.-Петербургского института инженеров путей сообщения имени Императора Александра I. Об этом имеется соответствующая запись в журнале № 14 Совета Института от 15 октября 1892 года. Желанная мечта молодого Генриха осуществилась. Он погрузился в увлекательный мир дальнейшего познания и подготовки к служению России.

Профессорско-преподавательский состав Петербургского института инженеров путей сообщения находился в постоянном поиске новых форм и методов организации учебного процесса. Об этом свидетельствует Всеподданнейший доклад Управляющего МПС, представленный 4 декабря 1892 года императору Александру III в Гатчине.

Дело в том, что с 1883 года предполагалось преобразование института в академию с тремя курсами. Но практика показала: лучше сохранить в Институте прежние пять курсов; на 1-й курс принимать молодых людей, окончивших средние учебные заведения; на II и III курсы – окончивших высшие учебные заведения. Это представлялось «более целесообразным, так как при этом Институт комплектовался бы молодыми людьми, не утомлёнными долгим учением и легче дисциплинируемыми, и на службу выпускались бы молодые люди от 21 до 25 лет сохранившие полную энергию и охоту к занятиям».

8 мая 1890 года эти суждения были поддержаны Александром III и утверждены в виде нового «Положения об Институте», согласно которому сохранялись прежние пять курсов. Первый приём на I и II курсы был произведён 30 августа 1890 года. Император поздравил коллектив Института телеграммой: «Искренно радуюсь открытию двух младших курсов. Вполне надеюсь, что Институт даст России дельных Инженеров, вполне подготовленных для приведения в исполнение задач будущего…» (в то время слово «Инженер» уважительно писалось с заглавной буквы).

Н.С. КАРЕЛИН, историк
Продолжение следует

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: