Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № 41(960)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
История
667 0 (Комментариев)

Люби и знай свой край. Часть 2

Продолжение. Начало Часть 1

Издавая «Наказ», царь-реформатор Пётр 1 исходил из географического преимущества этих мест, пытался прогнозировать успешность оборонительного и стратегически очень значимого этого водного ресурса.

Понятна и логика назначения ответственных людей за выполнение столь глобального и исторически важного не только для России этого великого дела. Это соратники Петра 1, его единомышленники и единоверцы – стольник Ива Юрьевич Татищев, воевода Пётр Матвеевич Апраксин, граф А.Д. Меньшиков. И ещё 12 дворян из Новгорода. В «Наказе» подробно сказано: и «про сосновый лес, и про те общие дела и заботы, и чем руководствоваться в стремлении выполнить Указ. Определено и количество речных людей, боцманов, пушкарей, кузнецов, количество якорей, людей с лошадьми и пеших – всего числом 120 человек». Это про те кадры, которые решают всё. И про то место, что Богом не забыто.

Кстати, про кадры. Если про род Апраксиных ещё помнили и помнят в Санкт-Петербурге, Петрограде, Ленинграде по Апраксину Двору (Апрашка), хотя для процветания Отечества они сделали много ещё чего не только в «торговых рядах», то фамилия Татищевых незаслуженно «канула в лету».

А напрасно. Династия Татищевых не только много конкретного делала для становления и развития государства. Есть книга «Род Татищевых 1400-1900 г.», где история России за пять веков рассматривается через призму этого рода. В коем есть губернаторы (Московский, Ярославский, Саратовский, Новгородский и др.): представители этой династии участники Столыпинских преобразований, дипломаты, разработчики горного дела, участники финансовой политики, организаторы работы морских портов и про многое другое, что связано с этой фамилией. В списке царской семьи, которые в 1917 году были отправлены в ссылку в город Тобольск, тоже есть имя преданного государю до последнего дня его жизни верноподданного Ивана Татищева.

А государев человек Василий Никитич Татищев?! Он один из создателей уникальной географической карты России или первой «русский географии». Автор фундаментального труда «История Российская с самых древних времён», основатель в Зауралье городов Перми и Екатеринбурга, конкурент промышленнику-олигарху Демидову. Это он считал семейное причастие к реализации проекта на реке Сясь достойным вкладом в память приоритетных дел не только своего клана, но и то, что такие дела служили условием для развития, упрочения национального достояния России. Гуманизм, просветительство, участие и влияние на общественно-культурную жизнь, финансовую политику, попытки найти закономерности и взаимосвязи в развитии государства через приоритетное, глубокое изучение истории – всё это про родовое древо Татищевых. Вынужденные отступления про кадры закончились.

Теперь про историю монаха на реке Сясь, которую поведал нам попутчик.

Предание, что Икона Собора Пресвятой Богородицы приплыла на рогоже, тоже хотелось проверить. Сама ситуация, если и вправду такая была, вызвала у одних удивление, у других – недоумение, у третьих – возмущение.

Включив материалистический подход «не увижу – не поверю», решили проверить по принципу «сухого остатка».

Изначально любопытно было увидеть в реальности картину из мифа о видении монаха Савво-Вишерского (Сторожевского) монастыря о том, что икона «Собор Пресвятой Богородицы» сама приплыла к этому месту. Подробности сказания повествуют о том, что у монаха этого монастыря было особое послушание, а именно, помогать и осуществлять переправу через реку Сясь на главные береговые погосты. Проще говоря, он был паромщиком. И однажды, после того как работа этого дня уже была выполнена, послушник лёг отдохнуть. И ему снится сон. С левого берега реки он слышит голос: «Перевези меня!». Вслушался, присмотрелся и сквозь пелену сна увидел икону. А на дворе ненастье, за день устал, страсть, как спать хочется, уморился, веки тяжёлые, глаза не открываются. А голос повторяет: «Перевези меня, а то я на рогозе переплыву». И, как наяву, видит послушник, что к правому берегу реки приплыла на рогозе икона «Собора Пресвятой Богородицы». Мы не знаем, встретил ли её монах, живший на погосте или нет, но такова легенда. (По другой версии икону Богородицы встретил местный пастух).

Предание, что икона «Собор Богородицы» приплыла на рогоже, наши соплеменники – следопыты «Фомы неверующие», решили проверить на практике. Сговорились вернуться и нарезать рогоза и, положив аналогичный груз, отправили по воде (провели экспериментальную проверку) – факт подтвердился.

Получилось! (Однако для этого надо было рассчитать вес, расстояние, направление ветра, движение воды и ещё много того, что наши вундеркинды считали нужным).

Услышав слово погост, резонный вопрос от наших молодых медиа – первопроходцев. «А монах-то паромщик кого перевозил? Да и кто там жил, если это кладбище». Ответ: «А было это в начале 17 века, а на карте Обонежской пятины 15-16 века уже были обозначены поселения – погосты. В местном краеведческом музее карту, похожую на пиратскую, нам не только показали, а видя наше неподдельное любопытство, копию дали в полное распоряжение). И рассказали всё, что знали про это слово, и жизнеописание явления под названием «погост».

А именно.

Погост – изначально означало постоялый двор. В древней Руси купец – это человек, который торгует в городе. Но если он занимался торговлей с другими городами, то это был гость, то есть, приехавший на время реализации товара, погостить (отсюда и современное слово «гостиница».

А, знаете, сколько на Руси поселений с названием «Званка»? И что общее в этих понятиях с современной гостиницей? Наши предки так называли «званых гостей» и принимали их в лучших местах достаточно налаженных для продолжительных, долгосрочных контактов. А званых гостей было немало (да незваных тоже хватало) и при отсутствии железных дорог «Званки», чаще встречались по водным магистралям.

Погосты как государственная система управления была установлена при правлении княгини Ольги (890-969 г.г.), когда проводилась одна из первых административных реформ и все владения были поделены на волости. Погосты Правительница сделала административными центрами. Для погостов выбирались самые удобные и защищённые места в волости. И это были крупные торговые села, стоявшие по речным берегам. Места, где обычно останавливались погостить и сделать передышку себе и своему каравану приезжие торговцы. Так погост стал центром княжеского управления, местом сбора дани и налогообложений. А в пространстве жизни страны – это точка встреч разных культур, состоящих из обрядов, традиций, вероисповеданий, ритуалов. Это своеобразный перекрёсток, где «в переплавке» экономических, политических, личностных, психологических, правовых, нормативных контактов, проходило формирование русичной самобытности. Тогда изначально погост составлял собрание нескольких населённых пунктов (то, что сейчас называется сельским поселением).

Позднее, с образованием городов, с разделением труда на промышленное и сельскохозяйственное, «погост» – это деревня с церковью и кладбищем. А с 19 века – это то, что для нас привычное использование обозначенное словом – кладбище.

Таков экскурс в историю и этимологию слова понятия «погост», что для нас мало вникающих в смысловую канву повседневного лексического набора было очень даже поучительным и интересным.

Постояв на берегу реки, взирая на заросли камыша-рогоза по обоим берегам, отметив красоту и благолепие этого уголка земли русской, получив просветительную порцию информации и сделав для себя и эти открытия о «рогозе-рогоже» и «погосте», дружно отправились в Храм.

В деревне всё недалеко друг от друга. Рогожа тому подтверждение. Тут тебе и магазин, кладбище, пристань и Церковь, где нас ждала встреча с Иконой, именем которой и назван Храм «Собор Пресвятой Богородицы».

Подходя к зданию, которое величественно смотрится и отражается в водной глади реки Сясь, увидели выходящих после службы прихожан.

Живописная картина в интерьере природного пленэра. «Захожане» в Храм здесь редкость. Это или приехавшие на службу к батюшке специально, или дачники летнего сезона. Этот контингент виден и по одёжке, и по временности присутствия. Своих паства знает всех. Потому как они одеты для праздника, которое для них событие жизни, потому как они держат в руках свои поминальные и молитвенные книжки, как они вслушиваются в текст «Священного писания», как они поют «Верую», «Отче наш», «Величаю» да и просто подпевают хору во время службы. Отдельного умиления вызывают детские лица. Они очень напоминают старинные пасхальные открытки, где серьёзность от происходящего сочетается с желанием игры в новом красочном пространстве иконографии. Какие они важные и сосредоточенные, когда подходят к причастию! Вот так и выращивается паства! А потому, тут нет суеты, как в городе, где по окончанию службы, миряне включаются в темпо-ритм обычный для города, а на лицах сразу же выступает бытовая озабоченность, торопливость, суетность бытия. Тут же в деревне, для взрослого православного человека всё иначе. Даже неспешность в осмыслении напутственного слова батюшки тут традиция, как и то, что выслушать собеседника, поделиться новостями – это тоже норма жизненного уклада. Ощущение, что они не торопятся расходиться, продолжение «сельского схода» их не тяготит.

То, что в деревне легче дышится, это правда! И дело не только в чистоте воздуха. Отталкиваясь от реальности, наблюдая за жизнью современного сельского прихода не со стороны, а включаясь в повседневность патриархального уклада с современным городским модернизмом, начинаешь ощущать ритм природы, да и саму природу как настоящую среду обитания. (Для горожанина она не друг, и не спутник, она – лишь объект эксплуатации). В деревенской среде природа – это соборность, которая определяет надёжность, а точнее, как писал поэт Фёдор Иванович Тютчев «в ней есть душа, в ней есть свобода, в ней есть любовь, в ней есть язык». Такое дыхание творит атмосферу, в которой начались и продолжаются наши события.

Разговор с батюшкой, настоятелем Храма начался с извинений о неожиданном нашем появлении и с просьбы рассказать об иконе, об истории этой церковной достопримечательности, вобщем, про всё то, что мы слышали от попутчика, которого мы назвали местным «краеведом».

Отец Александр, как добрый пастырь, приглашающий начинающих к уроку богословия, начал с вопроса – «Что такое икона вы, конечно, знаете?».

Представитель электронного поколения спросил: «Вы имеете в виду «иконка»? Надо было видеть выражение лица нашего батюшки от реплики этого интеллектуала. Выйдя из ступора, прозвучала потрясающая по глубине мысль и фраза священника: «Не надо никакого атеизма, чтобы исковеркав понятие, увести целое поколение от Бога».

Мудрость отца Александра состояла в том, что он не повёл нас в святую обитель, а усадил перед Храмом, и предложил сначала разобраться в частностях, найти общее в осмыслении и равноденствии при трактовке понятий, а потом войти в этот духовный Дом.

Вспомнили главный из многочисленных законов Пифагорейской школы в Древней Греции: «Определитесь в понятиях, и вы спасёте мир от половины заблуждений».

Слово предоставили уточнителю понятия. Для современного отрока, слово «иконка» - это, конечно же, из интернета. А там «иконка» – это функциональная кнопка. Есть и такие как «иконка» – это файл. Окно, раздел, небольшая картинка. Значок, пиктограмма и что-то ещё.

Решили уточнить исходное значение термина, которое сегодня используется в другой манере и толковании. Началась игра типа «мозгового штурма» в поисках платформы к смысловому единопониманию. Было не просто. Единомыслия не получилось, а мыслительный процесс был эмоциональным и длительным. Аргументаций с обеих сторон тоже было достаточно, но договорились, что из перечисленного можно взять за основу – «окно и небольшая картинка» - и положить в фундамент поиска согласованности.

Икона – это тоже окно в мир небесный, это мостик, который соединяет небо и землю. По-гречески «икона» – это образ, лик, изображение, а духовная связь молящихся с теми, кто на иконе изображён. В отличие от картины, иконы пишет иконописец, зная каноны написания.

Промывка мозгов закончилась. В терминах определились. Непосвящённого – приобщили. Отчаянного, равнодушного и сомневающегося – вразумили. Не прочного в вере – утвердили. Бессильного духом – укрепили. Воцерквлённым – пролили елей на душу – одним словом – просветили. Досталось всем, и все были довольны.

Любовь БЕЛОНОЖКО

Продолжение следует

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: