Провинция - Северо-Запад
Скачать свежий выпуск газеты: № 40 (959)
Архив газеты PDF версии
Газета «Провинция. Северо-Запад». Еженедельник Волховского района Ленинградской области.
История
568 0 (Комментариев)

Люби и знай свой край. Часть 4

Продолжение. Начало Часть 1, Часть 2, Часть 3

То, что храм на этом месте в Рогоже имеет древнее происхождение, сомнений нет. Это подтверждено документально. В Писцовых книгах «Онежской Пятины Заонежской половины» 7091 года до Рождества Христова про Богоявленский погост написано, что находится он на Никольской земле Медведского монастыря на реке Сяси и есть «церковь Пречестной Богородицы без пенья». Итак, согласно этим источникам, наш храм был построен до 1563 года, а именно, в 1550 году в Богоявленском погосте Новгородских земельных угодий.

Писцовые книги, которые были введены в период правления Ивана третьего и продолженные Иваном Грозным, – это зримо ощутимая, достоверная картина жизни, описание форм хозяйствования, первый государственный кадастровый документ, где фиксировались размер владений и кому они принадлежали, качество земли и водные ресурсы, количество крестьян. Они и исторические источники, и юридические, статистические, этнографические, экономические, финансовые документы - это история сословий, история быта, культуры, колонизации, досуга, православия. И ещё одно уточнение. Новгородские Писцовые книги писаны ранее Московских (они датируются 1496 годом, тогда как Московские, издаются только с 70-х годов 16 века).

В Новгородских писцовых книгах описания Саввол-Вишерского монастыря вообще-то нет, есть Саввол-Старожевский. А, потому, если сон монаху и был, то был этот инок на самом деле из Медведского монастыря. А на карте Обонежской пятины 15-16 веков (по Неволину) именно это место, расположенное в 170 верстах от Новгорода и обозначенное как Богоявленский погост на реке Сяси, теперь и называется Рогожа.

А храм был знатный. Настоятель обители «Пречистой Богоматери» явно был человеком одарённым, образованным и незаурядных способностей. Как говорят про таких: «И чтец, и жнец…». Про дуду не знаем, потому что играть и петь при таком объёме работ и условиях для проживания точно было некогда. Это не средняя полоса Руси, здесь нет ровной пашни, лето короткое и не всегда тёплое. Одеть, обуть, прокормить паству, нужен не только особый курс на выживание, но и великая воля, и чистота помыслов. Так без пения и обходились. Только с молитвами и Божией помощью. Великая благодарность этим безымянным архитекторам, коим и был настоятель Божьего Дома.

Храмостроительство представляет собой, прежде всего, «готовность благовествовать мир». Степень готовности, профессионализм церковных строителей, подвижничество, духовные подвиги смирения и послушания, всепобеждающая вера, промысел Божий и милость Всевышнего, ежедневная молитва. Да, и вообще, любая искренняя вера и любовь требуют величайшей ответственности, отдачи, жертвенности и терпения.

Церковь Богоявления Господня была построена в 1582 году из дерева, в форме вытянутого четырёхугольника, на плоской крыше которого поставили пять деревянных из лемеха сделанных куполов, (благо осины для этого шедевра в этих местах полно). Купола из лемеха в закатах северного солнца представляли неописуемую красоту. По Храмам в Кижах и Варзуге видно это благолепие и сейчас. Отдельная площадка делалась для колокола. И эта божественная красота, и благая весть, начиная с 1583 года, сознавая своё величие и предназначение, служила миру 252 года.

Два с половиной века это, современным языком называемое, культовое учреждение, для православных было местом благодарности Богу за терпение, смирение, силу, надежду и веру, за духовную помощь, за помощь в преодолении трудностей, в общем, давало всем «озарение духовное и умиление сердечное». А для торгового люда по судоходной реке Сясь храм был надёжным навигатором и проверенным компасом, чтобы сориентироваться, не сбиться с пути. Доверие к Богу – великое дело. Сообразуя духовные и материальные составляющие, церковь в Рогоже по своему функционалу могла входить или, скорее всего, была главным в «группе содействия» на жизненном пути этих людей.

И вот 15 апреля 1834 года случилась беда. Храм сгорел. По одним сведениям сгорело всё имущество: документы, архив, Межевые книги, План Церкви, сбережения, рукописные послания. По другим – остался колокол и железный ящик, где хранилась касса. Хотя сундук с деньгами и не очень пострадал, но на постройку нового каменного храма явно было недостаточно. Прихожане стали собирать и искать жертвователей. А это было не просто, с учётом того, что Отечественная война с Наполеоном очень сильно разорила и челядь, и купечество, и потому на восстановление подорванной экономики понадобилось не одно десятилетие.

Можно только поражаться той сплочённости, самоотверженности, силе веры в необходимости построить храм, и молиться в нём, чего бы им это не стоило. А стоило немало. Отправили Епархиальному начальству «Прошение» в коем подтверждали, что прихожане «имеют усердное желание выстроить самостоятельно камену Церковь и объявляют сбор денег».

Денег изначально не хватало, так как в кассе всего-то было меньше тысячи рублей. В этом судьбоносном документе православные гарантировали согласие на оплату в рассрочку на 5 лет.

Дали дополнительные обязательства по платежам. Нашли жертвователя – купца первой гильдии из Петербурга Михаила Давыдовича Ертова, имеющего здесь дровяную биржу. Составили чертежи, смету, определили архитектурную композицию, нашли надёжных подрядчиков, рассчитали свои силы и возможности по доставке материалов.

Длительная и активная переписка по уточнению сложных материальных, земельных, финансовых вопросов впечатляет. Уточняется даже, за чей счёт будет проходить постройка для церковных священников и выделение земельных наделов, и бытовая сторона содержания жизни храма, доход прихода от треб и т.д. «Дабы отказом не охладить их усердие дозволить им, согласно представленных ими плану и фасаду, приступить к построению помянутой церкви под надзором благочинного, священника местного, старосты и архитектора».

И вот результат. За один год 1834-1835 на реке Сясь величественно красовалась восставшая из пепла красавица Церковь Собора Пресвятой Богородицы, общей площадью почти сто квадратных метров для столь небольшого поселения. Но так бывает только тогда, когда за дело берутся всем миром и когда для всех это самое дело становится самым важным, и когда результат рассчитан не только на тебя, но и на следующее поколение, когда каждый ответственен за то послушание, что ему поручили. И по сей день в каждой родословной рогожских мирян есть рассказ о том, как их предки носили кирпичи, брёвна, были подмастерьями на строительных работах. И ещё они помнили своих батюшек как добрых пастырей по жизни. Так Тимофей Никитин священствовал 55 лет, а отец Иоанн Соловьёв открыл в сторожке школу и обучал всех желающих безвозмездно. Внимательные и заботливые пастыри для прихожан были залогом того миропорядка, который определил Господь в Заповедях.

В «Указе духовной консистории 1837» стиль построенной церкви определён как «провинциальный классицизм» и то, что храм освящён 1 сентября (по старому стилю) 1838 г., но, к сожалению, нет фамилии архитектора.

Неподдельный интерес вызывает и история приобретённого колокола. Уж, какого тембра был его звон, мы тоже не знаем. А вот другие характеристики указаны точно. 20 пудов веса (пуд - 16 кг), отлит в столице Швеции, в 1730 году февраля 28. Но конкретики нет в ответах на вопросы: А где родословная за те сто лет, когда его купили для нашего Храма? Почему изображён Спаситель с Державой в руках (и это – то в стране другого вероисповедания). Для Рогожского Храма колокол приобретён в возрасте более чем солидном (колоколу со времени его отлития в Стокгольме в 1730 года от 28 февраля, до освящения и первого звона на просторах реки Сясь в 1838 года от 13 сентября было уже 108 годков).

Не менее любопытна и личность Михаила Давыдовича Ертова, «иждивениями с прибавкою 1000 рублей ассигнациями» этого купца согласно Духовной Консистории и была построена Церковь.

Любопытные участники нашей группы «фомы неверующие» решили провести свои дознания, окунувшись в тот событийный ряд, придерживаясь правил того времени, осмыслить мотивы поступка, доверия, служения Богу и его окружающим при принятии решения в финансировании строительства, по тому времени немалым. Почему именно Михаил Давыдович Ертов (иногда эта фамилия встречается через Э).

Поиски материала на поставленный вопрос заняли не один день.

А пока открыли для себя следующее. Сфера судоходства Тихвинской водной системы, куда входит река Сясь, уже в преддверии Отечественной войны 1812 года была приведена в рабочее состояние, ещё до полного её завершения. Система успешно осуществляла воз, погрузку, распиловку, сплав леса, переработки и лесозаготовки. Распилка одного дерева стоила 25 копеек, а пилили до трёх тысяч деревьев. Прикиньте объём! Впечатляет! А ещё перевозки. Перевозили много чего. Товар в основном был местный. Что производили, тем и торговали. Ассортимент внушителен, да и повседневная необходимость использования такого продукта обеспечивала успешность товарооборота. Соль, горох, овёс, крупа, мука (аж восьми сортов), спирт, масло маковое, овчина, мебель, иван-чай, белужина, мыло, винный спирт – это ещё не полный перечень спроса и предложения.

Прибыль была внушительной. Пуд доставки составлял 15-20 копеек. Итого в год выходило до 14 миллионов рублей. А доставка была делом хлопотным. Особенности этой речной системы требовали перегрузки с больших лодок в маленькие. Так появилось и успешно развивалось производство однопарусных лодок под названием «тихвинка» и «соминка».

Потребность в строительном материале для Питера обеспечена была производством и доставкой по реке кирпича, стеклянных бутылок, досок. Активность и грузооборот обеспечивались рабочей силой из местного и приезжего населения. Процент безработных, как показатель трудовой занятости населения, был нулевой.

Владельцы амбаров, пристаней, складов, а таких было немало, это тоже люди не бедные. Купцы Петровы имели лесопильный завод, за мельницы и ярмарки отвечали Годуновы, а за товары местного производства, в основном из рогоза, Мамоевы. А ещё были лесопромышленники Громов и Мартынов. В списке работодателей и держателей финансов есть не только купеческий и промышленный люд, есть дворяне и графы.

Так почему же всё-таки купец первой гильдии, потомственный почётный гражданин тогдашней столицы Санкт-Петербурга Михаил Ертов оказался единственным вкладчиком при возрождении-строительстве Храма в Рогоже?

Любовь БЕЛОНОЖКО

Продолжение следует

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение: