Волхов Интересное История

Партизан Володя Костров (Продолжение. Начало в № 26 от 2 июля)

В первых числах июня В.И. Дмитриев и ещё пять партизан недалеко от места своей первой диверсии подорвали немецкий эшелон. Почти в эти же дни 6 июня трое партизан – Борис Матигоров, Дмитрий Максимов и Владимир (фамилию установить не удалось, но это не был Володя Костров), осуществляя разведку, попали на засаду немцев возле деревни Зачеренье

Борис Матигоров был ранен и остался прикрывать отход своих товарищей. Его окружили немцы, и тогда он подорвал себя и окруживших его немцев гранатой. Героическому подвигу партизана Бориса Матигорова был посвящён боевой листок. Фотографию с этого боевого листка, сделанную уже в послевоенные годы, я видел у В.И. Дмитриева. Через несколько дней партизаны отряда отомстили за смерть своего товарища, пустив под откос ещё один немецкий эшелон.

В самом начале июля отряды 1-го полка перебазировались в большой лесной массив 40 на 40 километров, что расположен к востоку от Чудского озера – Сороковой бор. Здесь была возможность большего маневрирования, обеспечивалась большая безопасность, и удобнее было обеспечить приём боезапаса и других грузов, доставленных самолётами партизанам.

В середине августа полк по приказу из штаба партизанского движения Ленинградской области вышел к железной дороге Псков – Гдов. Третьему отряду была поставлена задача: разгромить гарнизон станции Замогилье, уничтожить станционное хозяйство и железнодорожные пути. Отряд И.В. Родина блестяще справился со своей задачей, но в этом бою комиссару отряда Кустову Дмитрию Тимофеевичу пулемётной очередью перебило обе ноги. Поблизости от места, где он упал в это время находился В.И. Дмитриев и медсестра Самарина А.К. Они сразу же стали подползать к комиссару, чтобы оказать ему помощь. Но не успели. Дмитрий Тимофеевич на их глазах вытащил пистолет «ТТ» и выстрелил себе в висок. Наверное, он не хотел быть обузой для партизан в столь сложной ситуации и сковывать их действия. Так предполагают, объясняя действия комиссара Кустова. Тело комиссара четверо партизан вынесли из боя за станцию и потом, когда всё кончилось, в 2-3 километрах западнее станции похоронили в небольшой деревушке. В этой деревне партизаны повесили предателя. В результате ещё одного нападения на эту станцию, станция Замогилье перестала функционировать.

Немецкое командование после таких дерзких операций партизан решило, очевидно, покончить с ними. В район Сорокового бора были стянуты большие карательные силы с артиллерией. Они окружили базировавшиеся там отряды 2-й партизанской бригады. 26 августа с утра начался бой. Во второй половине дня, после мощной артподготовки, немцы пошли в наступление. Когда они подошли к оборонной линии 3-го отряда, они залегли. В это время И.В. Родин, а рядом с ним Володя лежали за стволом поваленного дерева. Неподалёку находился В.И. Дмитриев и М.С. Савельев. Володя уже несколько раз пытался подползти ближе к командиру. Ведь в такой обстановке, он знал уже по опыту, командир мог принять какое-нибудь решение, которое необходимо было немедленно передать или по цепи или начальнику штаба отряда.

Тем более, что в отряде в этот день находился начальник штаба полка Крицков Борис Фёдорович. Однако сильный пулемётный огонь немцев не позволял даже поднять голову. Тело невольно ещё плотнее прижималось к земле. Улучив момент, Володя попытался оглядеться: где-то рядом с другой от него стороны должен быть начальник штаба отряда, и в это время пулемётной очередью он был смертельно ранен в голову. Это видели лежащие рядом. Кто-то крикнул: «Володю убило». Иван Васильевич в порыве поднялся во весь рост, поднял автомат над головой и закричал, поднимая партизан в атаку. Но силы немцев были больше, чем партизан. Атака принесла бы только новые потери, и это хорошо понимал начальник штаба В.И. Дмитриев. Он бросился к Родину, повалил его на землю, сквозь снова начавшиеся пулемётные очереди прокричал ему в самое ухо: «Иван, опомнись! Этого нельзя делать!».

Так погиб наш школьный товарищ, мой друг детства Володя Костров. В этом бою отряд потерял ещё одного замечательного партизана – лейтенанта Плечева Е.И., заместителя командира по разведке, после пропавшего без вести Туркова.

К вечеру было решено прорываться в южном направлении. Для прикрытия отхода было оставлено 35-40 человек во главе с В.И. Дмитриевым. Они продержались минут 40-50, после чего стали отходить в сторону вырубки, поросшей молодняком. Владимир Иванович хорошо знал эту вырубку, так как обследовал её ещё по прибытии отряда в этот район. Им удалось оторваться от преследовавших их карателей, и они шли по лесу цепочкой друг за другом. Впереди трое: В.И. Дмитриев и два партизана-эстонца. Один с ручным пулемётом. Владимир Иванович рассказывает: «Когда мы подошли к вырубке, вдруг впереди нас метров за 25 из середины вырубки поднимается немецкая цепь, за ней вторая: «Рус, сдавайся!». Решение созрело мгновенно – прорываться вперёд.

Партизаны бросились вперёд с криками, стреляя из автоматов. Когда проскочили обе цепи к своему удивлению установили, что прорвались без потерь».

Потом, позже стало известно, что после боя Сороковом бору 26 августа, немцы вывозили из леса своих убитых на двух 3-х тонных автомашинах.

К величайшему сожалению, определённо установить места захоронения погибших товарищей 26.08.43 года по данным, которыми располагают бывшие партизаны отряда И.В. Родина, пока не представляется возможным. В этом направлении делаются пытки как со стороны В.И. Дмитриева, так и со стороны А.Г. Гречука.

В начале октября 1943 года штаб партизанского движения Ленинградской области реорганизовал 2-ю партизанскую бригаду и на её базе были созданы: 2-я, 6-я, 7-я и 9-я партизанские бригады.

Вот, что мне удалось узнать, идя по ниточке нелёгкой Володиной судьбы, разматывая клубок неведомой нам до сих пор боевой жизни нашего товарища. Огромную, неоценимую помощь оказали мне в этом В.И. Дмитриев, И.В. Родин и другие их боевые товарищи.

Каждый год в первую субботу февраля в 516 школе города Ленинграда, что находится на улице Замшина, собираются бывшие партизаны 2-й партизанской бригады.

Большинство из отряда И.В. Родина. Осталось глубокое, неизгладимое впечатление от слёз, объятий, улыбок, от бесед и личных знакомств. Воспользовавшись случаем, посчастливилось сделать несколько фотографий. На одной из них много боевых товарищей Володи Кострова, которые хорошо его знали, вместе с которыми он прошёл трудным путём по маршруту 3-его отряда с 13 мая по 26 августа 1943 года. О всех о них, о каждом в отдельности собирает материал Алексей Гаврилович Гречук. Он задумал о каждом из 36-ти, вылетевшем 13 мая 1943 года в составе отряда И.В. Родина в тыл к немцам, написать документальный рассказ. Напишет он рассказ и о Володе Кострове. Мне очень хочется, чтобы этот рассказ удался. Из него мы узнаем много нового неизвестного нам из жизни Владимира в отряде И.В. Родина. Я считаю своим долгом помочь ему в этом своими воспоминаниями о довоенной жизни Володи.

Алексей ГРЕЧУК,

поэт, прозаик,
участник Великой Отечественной войны – разведчик,
кавалер орденов и медалей за боевые заслуги,
автор книг, очерков, стихов.

5 апреля 1977 года

На фото из архива Евгении Халтуриной В. Костров и А. Захаров

Продолжение следует

Подготовила к печати Т. ПЕТРОВА

связанные новости