История

Сясьская верфь – первенец Балтийского флота Петра Великого. Часть 1

Ежегодно 18 мая Россия отмечает День Балтийского флота. Эта дата связана с первой победой русских в морском бою, а именно 7 мая1 1703 года, в устье реки Невы были взяты на абордаж и захвачены два шведских корабля: «Гедан» и «Астрильд».

После подписания 3 июля 1700 года мирного договора с Османской империей Пётр I уже 19 августа объявляет войну Швеции. Так началась Северная война, которая продолжалась 21 год.

Царь хорошо понимал, чтобы выйти на берега Балтийского моря и надёжно закрепиться на них, необходимо иметь собственный флот, который по вооружению и мореходным качествам не уступал бы противнику.

Поражение под Нарвой 19 ноября 1700 года не сломило волю Петра, и он сделал вывод: «…Но когда мы сие несчастие (или, лучше сказать, великое счастье) под Нарвой получили, то неволя леность отогнала и к трудолюбию, и к искусству день и ночь прилежать принудила, и войну вести уже с опасением и искусством велела».

Чтобы открыть путь к берегам Балтийского моря, сначала надо было ликвидировать шведский флот, который господствовал на Ладожском озере, поэтому именно в этом районе нужно было приступить к судостроению. Для развёртывания активных действий против шведской флотилии стали необходимы не просто речные военно-транспортные суда, а боевые корабли.

К этому времени техника судостроения значительно продвинулась вперед. Основой флота стали трёхмачтовые линейные корабли с прямым парусным вооружением, имевшие на борту до 90 пушек. Следующим по значимости классом были фрегаты. Появились они в английском флоте ещё в XVII веке, и именно их стали строить первыми на русских верфях. Фрегаты так же, как и линейные корабли, имели три мачты с прямым парусным вооружением. Их длина доходила до 30 м, а вооружение обычно состояло из 32 пушек, размещённых на одной закрытой палубе. Имея гораздо меньшие размеры и почти такую же парусность, как линейные корабли, фрегаты отличались большей скоростью и считались универсальными судами флота, годными и для разведки, и для участия в генеральном бою, и для длительных океанских путешествий.

В книге «Материалы для истории русского флота», подготовленной Сергеем Ивановичем Елагиным и изданной в 1865 году, в разделе Балтийский флот (1702-1725) первым документом представлен «Наказ о строении кораблей на р. Сясь, 1702 г».

Пункт 1 Наказа начинается словами: «Делать корабли на реке Сяси, которая впала в Ладожское озеро…». Следующие пункты, с 3 по 15, описывают порядок организации работы: откуда и сколько взять плотников и кузнецов, где покупать железо и снасти, кто выделяет деньги, и сколько будут платить за работу.

На постройку каждого судна выделялось 50 плотников, 60 работных людей пеших и 60 с лошадьми, а также 20 кузнецов. Ведение делопроизводства на верфи поручили 8 дьячкам и 12 целовальникам, прибывшим из Олонца. На подьячих возлагалась вся канцелярская работа, целовальникам вменялось в обязанность строго блюсти денежные расходы. Финансирование работ возлагалось на бурмистров из Новгородской ратуши, в обязанности которых входила своевременная выдача денег, «…чтобы ни за чем остановки ни от кого не было, без свободных денег корабельного строения сделать не можно».

Из второго пункта этого Наказа мы узнаём, на кого возложили ответственность за эту работу. «…У дела тех кораблей быть из Новгорода стольнику Ивану Юрьеву сыну Татищеву да с ним из отставных дворян новгородского разряду 12 человек, которые понадобятца. И на тех реках на Сяси и на Паше самые мелкие места, ехав ему Ивану Татищеву самому осмотреть и измерять в аршины и тутошних жителей допросить: в тех местах весною в полую воду также и летом вода сколь велика бывает и том отписать тотчас. А о деле тех кораблей писать ему Ивану Татищеву в новгородский приказ и в полк к ближнему окольничему и воеводе к Петру Матвеевичу Апраксину».

Иван Юрьевич Татищев родился в Москве в 1652 году в семье из древнего дворянского рода. Военную службу начал с 16 лет. Во время русско-турецких войн участвовал в походах. В 1689 году Иван Юрьевич был послан воеводой в город Кашин, а затем в чине стряпчего служил в полку боярина Алексея Семеновича Шеина. Через год был пожалован в стольники.

Весной 1698 года Татищев был отправлен новгородским воеводой П.М. Апраксиным за «шведский рубеж». В городах Нарве, Ревеле и других занимался наймом иностранных мастеров корабельного дела. В 1700 году Татищев участвовал «в походе к Нарве». Известно, что во время похода Пётр I останавливался у Ивана Юрьевича в его усадище Пелешок около села Боброво Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии (в настоящее время это Плюсский район Псковской области).

Царским указом от 30 января 1701 года Татищеву велено быть у стругового дела и построить на реках Волхове и Луге 600 стругов. Через год он был назначен начальником верфи в устье реки Сясь.

Круг занятий Ивана Юрьевича был очень широк: то он исследует берега Невы и описывает примыкающие к ним леса, то составляет писцовую книгу Зарусской половины Шелонской пятины.

«… в оборону и на отпор против неприятельских свейских войск, на Ладожское озеро сделать военных 6 кораблей по 18 пушек… а делать те корабли на реке Сяси, которая впала в Ладожское озеро…».

На что хотелось бы обратить внимание. Многие, пишущие об истории Балтийского флота и Сясьской верфи, путают «Наказ» и «Указ», а также даты их написания. Если в книге «Материалы для истории русского флота» документы подобраны по датам и напечатаны в хронологическом порядке, то значит, что «Наказ о строении кораблей на р. Сясь …» издан ранее, чем «Указ стольнику Татищеву …», который напечатан под номером 2.

И второй момент, который требует дополнительного изучения подлинника документа. В начале «Указа» стоит дата «…1702 года, января 22». А заканчивается этот «Указ» фразой: «Писан на Москве лета 1702 года января в 24 день».

И ещё один момент. В «Указе» Апраксину о подчинении корабельного строения на р. Сясь приказу адмиралтейских дел, 1703 года февраля 4» написано: «… и о том его В.Г. указ в приказе адмиралтейских дел к тебе адмиралтейцу Федору Матвеевичу с товарищи послан в прошлом же 1702 году февраля в 23 день…». Так «Наказ» или «Указ» был послан Апраксину?

14 февраля И.Ю.Татищев пишет Великому государю об осмотре и промере рек, впадающих в Ладожское озеро. Для осмотра соснового корабельного леса был послан Парфен Фадеев сын Есипова из отставных дворян. Ему было дано задание описать лес на расстоянии 6 – 15 вёрст от берега, определить возможность доставки и сплава его по реке.

Были допрошены жители: Иван Федоров, Мирон Иванов, Козьма Евтифеев, Петр Матвеев, Егор Осипов, Кирила Козьмин, Киприян Фадеев, Игнатей Митрофанов, Василей Дорофеев, Козьма Афонасьев, Григорей Андронов, Иван Максимов, Фёдор Давыдов из деревень: Подрябинье, Отаево, Опоки, Пехалево и Пульницы «…А в допросе сказали по заповеди святаго Евангелия. В реке Сяси и в Сяском устье, которое впало в Ладожское озеро нынче прибылая вода есть, а весною в полую воду бывает прибылая вода и больши нынешняго, а бывает та прибылая вода с неделю и по две и пока в озере лёд бывает. А как лёд из озера выдет и в том устье и реке Сяси вода збывает. А в летнее время в том устье реки Сяси бывает вода и менши нынешнего…».

По замерам Татищева глубина реки Сясь около устья со стороны Ладожского озера составила от 4,5 до 8 аршин, то есть от 3 до 5,5 метров. Почти такая же глубина и в районе церкви Успения Пресвятой Богородицы. Ширина реки в устье реки 50 сажень (106,5 м), а у церкви – 25 сажень (53 м). А вот расстояние от устья реки до церкви указано 1458 саженей, что соответствует 3 км 105 м. Сегодня же расстояние от этой церкви до Ладожского озера чуть более 1 км.

Можно предположить, что в документе название церкви указано неверно, так как примерно в 3-х километрах от Ладожского озера стоит храм «Собора Пресвятой Богородицы» в деревне Рогожа, известный ещё в XVI веке.

Достоверных сведений о церкви «Успения Пресвятой Богородицы» в Сясьских Рядках в 1700 – 1710 годах – нет. А нынешний каменный храм «Успения Пресвятой Богородицы» освящён в 1751 году.

От церкви Успения Пресвятой Богородицы до деревни Опока, которая относилась к Николаевскому Медведцкому монастырю, глубина посередине реки Сясь от 3,5 до 6,3 метра. От деревни Опока до порогов на расстоянии 8 верст берега «плитоватые и крутоберегие и к корабельному строению не свободные».

Где же была построена первая верфь? Даже следующий отрывок, не даёт чёткой картины, о каком месте идёт речь.

Ивану Михайловичу Головину 14 февраля 1702 года Пётр I посылает Указ о продолжении работ по постройке фрегатов. Из него мы узнаём, что строительством фрегатов будет заниматься плотник Воутер Воутерсон, который прибыл из Голландии. Петр обещал платить ему по 5 рублей, 6 алтын и 4 деньги на месяц (5 рублей 18 копеек), а ещё 6 рублей его жене, которая осталась дома.

Немалую роль в появлении иностранцев в России и оказании помощи в становлении государства сыграл «Манифест о вызове иностранцев в Россию», созданный с помощью И.М. Головиным и И.Р. Паткулем16 и подписанный царём 16 апреля 1702 года.

Вот небольшой отрывок: «Божией милостью мы, пресветлейший и державнейший великий государь, царь и великий князь Пётр Алексеевич… Сим объявляем и уведомляем всех: с того времени, как мы милостью Всевышнего вступили на престол наших предков, нашей первой заботой было такое правление в государстве и на земле, владеть которой позволил нам Всевышний, дабы каждый наш верноподданный мог почувствовать, что единственной нашей целью является забота о его благосостоянии и процветании.

Поэтому мы используем всяческие способы и пути, которые могли бы любым образом служить осуществлению этого славного намерения. А для этого мы не только расширяем нашу торговлю и утверждаем внутреннюю безопасность нашего государства, тем оберегая его от всяческих опасных случаев, коими может быть разрушено благосостояние общественной пользы, но и таковым образом учреждаем состояние правления и многого остального, принадлежащего к наилучшему обучению всего народа, дабы наши подданные чем далее, тем более могли приобщиться ко всяческому обходительному общению с другими христианскими и осведомлёнными в правилах поведения народами…».

В марте этого же года последовал еще один Указ: «В.Г. (Великий Государь) указал во всех городах и уездах в дворцовых и патриарших, и в архиерейских, и в монастырских, и всяких чинов в помещиковых и вотчинниковых землях осмотреть и описать леса дубовые, кленовые, ильмовые, вязовые, карагачевые, лиственницу и сосну…». Вырубка годных к корабельному строению леса категорически запрещалась.

В другом Указе И.М. Головину от 29 марта 1702 года Петр Алексеевич пишет, что пушки изготавливает на железном заводе в Олонецком уезде Андрей Андреев сын Бутенанта. Ему велено изготовить 100 штук 3-х фунтовых пушек и по 200 ядер к ним, а также 24 якоря.

Из донесения И.Ю.Татищева от 13 июня этого же года следует, что строительство первых двух фрегатов началось 1 мая, а лес, который заготавливали до апреля месяца, должен быть вывезен до 1 июля. Лишние возчики могут быть отпущены домой, а 200 плотников должны остаться. Он сообщает, что с 20 апреля корабельный мастер В. Воутерсон запретил рубить деревья, так как «…леса пошли в сок и такие де леса в корабельное строение будут негодны…». В этот момент на строительстве работало 70 человек. И плотникам, и работным людям платили только за дни работы. В праздники и выходные денег им не давали. Поэтому рабочие просят государя платить за все дни, которые они находятся на верфи, так как живут они здесь безвыездно. А ещё в апреле к корабельному строению прислано из Тихвина 24 кузнеца, но их для строительства мало. А кормовых им платили по 10 денег на день (2,5 копейки).

Если верить интернет источникам, то за 3 копейки можно было купить 9 кг хлеба, а на 8 копеек – 4 кг мяса.

В памятной записи на письме Татищева написано: «Июня в 25 день послана Великим Государем грамота к нему Ивану, а велено на фрегатное дело лесные припасы в лесах с корня сечь и заготавливать их к делу и привозить и все шесть фрегатов делать с великим поспешением, и иноземцу Воутеру Воутерсону велено у того дела для указывания быть неотступно, чтоб нынешнего летнего времени не испустить и кормовых денег лишнего расходу, а работным людям тягот не учинить».

Царь Пётр спешил. Он готовился отвоевать крепость Нотебург, находившуюся в руках шведов. Еще летом 1702 года в Ладоге была собрана осадная артиллерия и войска. Срочно нужны были корабли для ведения боевых действий на Ладожском озере. И чтобы переиграть сильного противника, он делал ставку на количество в ущерб качеству, понимая, что под ударами корабельной артиллерии будут одинаково разрушаться как корабли, сделанные из сырой древесины, так и из хорошо просушенной. Он считал, что «Потеря времени – смерти безвозвратной подобна».

Корабельный мастер В. Воутерсон 1702 года 13 июля пишет, что через 6 недель первые 2 корабля будут спущены, а на четыре оставшихся леса привезено «сполна». Но признаётся, что у нынешних кораблей он за мастера первый год, и «…не осмотря тех двух первых кораблей как на воду спущены будут за достальные корабли приняться мне невозможно…».

В конце июля Татищев докладывает государю с Сясьской верфи о постройке судов. В связи с тем, что новые фрегаты строиться пока не будут, без работы остались «…работных людей конных и пеших 338 человек да неумеющих плотников 41 человек… да у того корабельного строения в лишке будет плотников 79 человек…». А ещё конных для возки угля и пеших для всякой чёрной работы и караулов – 39 человек. Выходит, что на Сясьской верфи в то время работало около 600 человек. В ответ на это послание Петр I написал, чтобы свободных от работы людей отпустили по домам.

На строительстве фрегатов работали люди из разных сёл и деревень. Работа была тяжёлая, платили немного, да и жилищные условия, наверно, были не очень хорошими. Поэтому рабочие на верфи умирали. И этому есть подтверждение, обнаруженное в документе «Перепись 1710 года».

Окончание следует

Елена ХАЛТУРИНА,
член-корреспондент
Петровской академии наук и искусств

связанные новости