Главное Интересное Социальное

Паша -хороша? Часть вторая.

В предыдущем номере газеты «Провинция» мы разместили интервью с главой Пашского сельского поселения Михаилом Владимировичем Коноваловым. Во время интервью он рассказал о себе, осветил содержание проекта «Пашский променад». Во второй части нашей беседы Михаил Владимирович ответил на ряд вопросов, касающихся деятельности администрации и развития поселения

– Я люблю тестировать нашу территорию на людях, которые приезжают в Пашу в гости, посмотреть, «что там у вас интересного». Приезжают не только из Волхова, но и из Новой Ладоги, из Сясьстроя. У них есть с чем сравнить, конечно же.

У нас есть один такой пример, когда молодые люди приехали в Пашу на Рождество. Вечером мы посетили каток, покатались с удовольствием. Оценили его. Потом поехали на салют. Они с таким удивлением смотрели на это, сказали, что у себя такого не видели. Это было очень приятно слышать. Гости были довольны и удивлены тем, что можно интересно и с комфортом провести время в сельском поселении.

Если говорить про общественное пространство, то Лесозавод у нас на очереди. Все говорят: «Вот всё на центральной усадьбе!». Нет, Лесозавод тоже будет обустроен!

– Там, по-моему, главная проблема – освещение?

– Вопрос этот сейчас решается нами, это во-первых, во-вторых, это региональная трасса, она будет освещена. Там, кстати, тоже должна быть пешеходная зона.

– Ещё один вопрос к Вам, по поводу борщевика. Зарастает борщевиком кладбище в Надкопанье. Оно уже со всех сторон окружено борщевиком. Зарастают могилы. Когда приезжали в Надкопанье обрабатывать территорию от борщевика, мы задавали вопрос, будут ли обрабатывать кладбище. Ответ представителей этой организации был таким: «Мы будем обрабатывать территорию только вокруг кладбища. Само кладбище – это частная территория». Вот это выражение мне непонятно. Многие из похороненных там людей уже не имеют живых родственников, способных ухаживать за могилами.

– Возвращаемся к объективной реальности, в рамках которой мы можем действовать. Мы тоже боремся с борщевиком. Эта проблема есть не только в нашем районе. У нас разграничены зоны ответственности. Дорога на Свирицу является региональной трассой, Киришское ДРСУ ответственно за её содержание. Прямо за дорогой, не считая канаву, наша территория. Мы, положим, обработали свою территорию. У них обработка будет позднее, а с борщевика уже начали падать семена.

– Нельзя как-то в этом вопросе объединиться?

– Мы стремимся к тому, чтобы обработку делать в одно время. Но у всех разные графики работы. А растение растёт, цветёт и даёт семена. Надо к этому подстраиваться, но у всех свои планы.

Сейчас мы занимаемся приведением кладбищ в порядок, нас к этому обязывают. Ограждение кладбищ, те же деревья, борщевик – наша боль. На территории нашего поселения семь кладбищ. На следующий год постараемся спланировать и их обработку. Но важен следующий момент – гражданская ответственность людей. Борщевик на соседней территории, рядом с могилой родственников, каждый может убрать.

– Для этого у нас просто нет технической возможности, ведь даже там, где весной вся растительность была уничтожена до голой земли, он прорастает снова.

– На своей территории у пасеки я обкашиваю ещё двадцать метров от забора, тогда семена уже не падают на нашу территорию. Каждый может это сделать.

Когда начали обработку территории от борщевика, многие люди обращались с просьбой обработать их участки. Я думаю, что этот вопрос нам нужно проработать, чтобы те организации, которые ведут обработку, выполняли заказы частников. Если такая возможность будет, составим заявку от частников на все площади, чтобы её добавили к нашей заявке. Будем пробовать!

– Может, создать свою службу, это надёжнее?

– Это пестициды, класс опасности, надо пройти лицензирование, хотя нам многое хочется.

Мы стараемся быть максимально автономными, чтобы оперативно решать все вопросы и проблемы на своей территории, не ждать «манны небесной».

Будем стараться, но пока конкретного решения у нас нет. В рамках правил благоустройства каждый обязан следить за своим участком, за его состоянием.

– Всё понятно. Но вот мы выпилили на своём участке старые деревья, сложили их. Как их вывезти?

– У нас есть желание, но пока нет такой возможности приобрести машину по переработке сучьев в щепу, чтобы её можно было использовать в качестве мульчи. Если мы будем этим заниматься, то такую услугу будем предоставлять населению. Захотели – пригласили.

– Желательно, чтобы цены были приемлемые.

– Думаю, что цена будет вполне демократичная и будет зависеть от объёма. Машина приехала, переработала, эта кучка щепы ваша, можете подсыпать её под растения. В Гатчинском районе у дорожников есть такая машина. Они косят кустарник в канавах и сразу же его перерабатывают, оставляя на месте, в лесу. Для нас это тоже большая проблема. Нам нужна такая машина, чтобы удовлетворять и свои потребности, и потребности населения.

Когда мы спиливали деревья у 110-го дома по улице Советской, используя спецтехнику, к нам многие подходили и спрашивали, нельзя ли и у них спилить деревья в частном порядке. Есть такая потребность у жителей Манихино, на той стороне. Это очень не дёшево. А если составить такой график на всех, может быть, будет дешевле.

– Поскольку Вы экологией занимаетесь и специалист в этой области, надеемся, что Вы будете достаточно бережно относиться к зелёным насаждениям нашего села.

– Хочу сказать ещё о замечательном проекте Елены Павловны Гретчиной – о раздельном сборе отходов. Теперь эта работа становится актуальной для всей Ленинградской области. Недавно был экологический совет области по глубокой переработке всех твёрдых отходов. Поставлена задача – собирать мусор раздельно. Я считаю, что в сельском поселении это сделать значительно проще, чем в городе. Подавляющее большинство упаковки можно утилизировать.

Экология – одна из наших сильных сторон, она притягивает сюда большинство гостей и тех, кто живёт здесь, и тех, кто хочет сюда вернуться. Есть у нас и такая возможность, как создание рыбного хозяйства, не только ловля, но и разведение рыбы. Сейчас можно получить очень мощную поддержку в разведении любой рыбы в наших водоёмах.

– Значит, ваш девиз «Паша хороша». Будем к этому стремиться!

Э.Е. БОЛЬШАКОВА


Ко всему сказанному автору хочется немного добавить.

Не всегда улица Советская была такой зелёной. Полвека назад деревья были значительно меньше и не давали такой густой тени, которая в самые жаркие дни этого года позволяла спокойно пройти пешеходам почти всю улицу до моста. Те, кто любит природу, не перестают удивляться её красоте в любое время года. В начале весны главная улица нашего села покрыта лёгкой зелёной дымкой, радует цветущими фруктовыми деревьями, выросшими случайно или кем-то заботливо посаженными. Летом – густой зеленью разных оттенков: тёмной – у хвойных деревьев, более светлой у берёз, рябин и осин. Осень несёт нам торжество красок самых разных оттенков: от золотых до багряных. Очень короткое время, поздней осенью, деревья выглядят серыми и невзрачными. Зима приносит нам новые радости и красоты, иногда просто сказочные, волшебные, когда мы видим покрытые инеем или пушистым снегом деревья.

В этом – главная красота и привлекательность нашей улицы, да и всего села. Время от времени такой красоты становится меньше. Значительно сокращена берёзовая аллея у школы, во имя чего – непонятно. А ведь она посажена в год открытия школы детьми и учителями, сама по себе – памятник. Исчезла старая, раскидистая ольха с берега реки в деревне Берег. Вместо весёлой, зелёной рощи у старой школы – реденькие кустики. Значительно уменьшилась «визитная карточка» села – корабельная роща.

Живём мы у трассы «Кола», которая сутками несёт нам кубометры выхлопных газов, только деревья и способны защитить нас от них. Давайте все вместе сначала подумаем, прежде чем выпилить или срубить какое-то дерево. Когда строились частные дома по улице Советской, каждый хозяин получал от сельского совета наказ – посадить у своего дома деревья. Каждый из них этот наказ выполнил: посадил дерево и его вырастил. Наша задача – эту красоту беречь.

Мы не против благоустройства, мы – за зелёные лёгкие нашей планеты. Чтобы вырастить хорошее дерево, нужно 40-50, а то и сто лет.

связанные новости