История

Мы знаем, что такое война

Ежегодно в январе независимо от возраста мы все отдаём дань памяти тем, чья судьба связана с блокадой города на Неве. Дети блокадного города сегодня уже ветераны. По доброй традиции они собираются вместе, вспоминают трагедию и героизм блокадных дней. Историю нельзя переписать, нельзя забыть тех, кто отстоял город от фашистов.

В обществе инвалидов Волхова 2 сложилась традиция собираться в памятные дни вместе и рассказывать истории военного времени о себе, о своей семье, о друзьях-товарищах…

Так было и в нынешнем году. В литературной гостиной «На огонёк» встретились дети военного времени, блокадники, работники тыла – у каждого своя военная история, она с годами не забывается. В тёплой, доброжелательной атмосфере вспоминали ветераны, как это было.

Прорыв блокады – это всё-таки праздник, со слезами на глазах, но праздник.

Участников встречи приветствовали руководители организации – Галина Фёдоровна Колесникова – председатель первичной организации общества инвалидов Волхова 2 и Светлана Иосифовна Висленева – председатель общества инвалидов Волховского района. В первые месяцы блокады на улицах Ленинграда было установлено 1500 громкоговорителей. Люди слушали передачи «Говорит Ленинград». О значении радиопередач для жителей, о музе блокадного Ленинграда – Ольге Берггольц рассказала Любовь Ивановна Караванова. Голос Берггольц, наполненный небывалой энергией, звучал в эфире три с лишним года. Её слова вселяли надежду в голодных и ослабевших людей, им верили. Ей принадлежат слова: «Сто двадцать пять блокадных грамм, с огнём и кровью пополам». Откуда сама она брала силы – неизвестно. От истощения она была на грани смерти и так же, как все, прозябала на голодном пайке. Обжигающие выступления Берггольц имели такую силу, что немцы внесли её в список деятелей, которые сразу будут расстреляны, как только немцы возьмут Ленинград.

Отец Любови Ивановны – защитник города от фашистов, он воевал на Волховском фронте. В семье Каравановых бережно хранится память о родных людях, честно выполнивших воинский долг перед Родиной.

Участники встречи поэтапно вспомнили страницы истории блокады.

Галина Арсентьевна Яшина с волнением рассказала о водителях Дороги жизни, которым установлен памятник на автотрассе в деревне Дусьево – машина-полуторка, поднятая со дна Ладожского озера. В установке этого памятника принимали участие и жители Волхова.

Мальчонка с Петроградской стороны – Борис Александрович Воронов, нынче уже полковник в отставке. Ему было всего четыре года, когда началась блокада. Отец с первых дней ушёл воевать… Ещё у Бориса был братишка, чуть постарше. У мамы мальчиков была одна забота – сберечь детей. Борис Александрович помнит, как эвакуировались из города. Мама с двумя малыми детишками, с узлами вещей стояла озабоченная на берегу.

Мимо пробежал молодой мужчина в форме. Увидев расстроенную женщину, он решил помочь и предложил вывезти на катере.  Увидев расстроенную женщину, он решил помочь и предложил вывезти на катере. 

«Я не знаю имени этого человека, но запомнил его поступок. Возможно, он нам жизнь спас», 

вспоминает Воронов. 

И уже позднее, работая в инспекции государственной безопасности маломерных судов, Воронов носил форму этой службы. 

« Я её и сейчас в эти особые дни одеваю в память об этом человеке», – рассказал он. «Когда приехали в Кобону, добросердечные местные жители несли нам молоко и хлеб, стараясь нас накормить. Мама отбирала у нас хлеб и давала по маленьким кусочкам. Опасно было давать много еды сразу. Нас называли дистрофиками. И ещё на холоде очень хотелось спать, нас постоянно трясли, чтобы мы не уснули, так как можно было уснуть навсегда», – рассказал Борис Александрович.

«Кушать постоянно хотелось», – вспоминает Анатолий Иванович Филинов. Семья жила в Кировском районе Ленинграда. В семье трое детей, Анатолий с 1939 года. «Я помню, что мама меня кормила толокном, потому и выжил, вкус его на всю жизнь запомнил», – поделился воспоминаниями Филинов.

У Людмилы Прокофьевны Кузнецовой отец защищал Ленинград и похоронен на Пискарёвском кладбище.

«Урок мой первый выпал на блокаду», 

поделилась воспоминаниями Белла Ивановна Елина.

Ей было 8 лет, когда началась война. И в блокадном городе, несмотря ни на что, работали школы. Она прочитала полюбившееся ей стихотворение про блокадную девочку, сказав, что это точно про неё и таких, как она.

«Мама, я есть хочу», – вспоминает Галина Васильевна Малыгина. Голод запомнился всем – это был страшный враг. «Мама работала сутками. Мы собирали траву и пекли оладьи», – рассказала она.

Агнесса Митрофановна Ждамирова помнит рассказы родственников, которые жили в блокадном городе, о роли радио, которое было символом надежды, бьющимся сердцем непокорённого Ленинграда. Когда не передавали новости, звучал метроном. 60 ударов в минуту – значит в городе спокойно, 120 ударов – воздушная тревога. Поделились воспоминаниями и Октябрина Андреевна Кожина, Анатолий Иванович Фоменко, Юрий Васильевич Валов и другие участники встречи.

У каждого – и горькое, и радостное… Но у всех гордость за наш народ, за народ сильный духом. Не было на свете такой трагедии, как блокада Ленинграда, не было такой невиданной победы, как победа ленинградцев и защитников города. Участники встречи пели любимые песни: «Волховская застольная», «Ладога» и другие.

В репертуаре Бориса Александровича есть песня о ленинградцах, к которой он сочинил ещё один куплет в знак благодарности блокадников волховчанам, где есть такие слова: «Всё помнят о вас ленинградцы и вам благодарны они».

Тема войны и блокады бесконечна, не всё исследовано и изучено. Сегодня главное – не забыть, не потерять ниточку, связывающую с войной. Последующие поколения должны понять значение великой победы, её роль в истории.

Подвиги, совершённые людьми во время блокады, нельзя чем-либо измерить, их нужно помнить всегда и чтить память героев. А они есть в каждой семье.

Тамара ПЕТРОВА

Фото Виктории Булгаковой

связанные новости